Воскресенье, 27.05.2018, 12:26
Приветствую Вас Гость | RSS

|Глеб & Бекря| и Фанфикшн

Карта сайта

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 362

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Авторы » АЛЁНА МАЙЕР (ФОНАРИК)

Драже
Автор: Алёна Майер (Фонарь) 
Название: Драже. 
Глава 1. Пролог. 
Категория: слэш 
Пейринг: Глеб/Костя 
Рейтинг: NC-17 
Размер: миди 
Комментарии: Мне очень давно хотелось притворить эту идею в жизнь. Вчера ночью пришло озарение. К Рождеству постараюсь закончить. Великой вещи не обещаю, но всё-таки сегодня в Германии Рождество. Потому, буду писать. 

За окном, зима-зима. 
На небе сказочном луна. 

Стояли декабрьские ночи. 
Маленький Глебушка сидел на полу своей небольшой комнаты и пытался сосредоточиться на чтении. В соседней комнате шестнадцатилетний Вадим мучил пианино, разучивая успевшего уже надоесть за пару месяцев Чайковского. Звуки расстроенного инструмента мешали, но ничего с этим сделать нельзя было, потому приходилось терпеть. 
На кухне тихо звенела посудой мама, не смотря даже на то, что через несколько часов должен был наступить новый 1981 год. Давно пора было садиться на диван, смотреть новогодние концерты, ёлку, Кремль и Брежнева. 

Всё это вспоминал будучи уже известным музыкантом Глеб Самойлов, медленно перелистывающий страницы тяжёлой книги лежащей у него на коленях. Так же, как и тогда в комнате стояла небольшая ёлка с игрушками. Костя сбежал куда-то в магазин, видимо за шампанским, а может и за чем покрепче. Глеб правда не понимал, как он будет объясняться с кассирами, учитывая, что немецкого тот не знал, а на вид ему было лет двадцать, но надеялся, что сказать хотя бы "спасибо" у него получится. 
Выглянув в окно, он с удовольствием отметил про себя, какой гениальной и навязчиво-простой была идея смотаться к Новому Году в Германию. Маленький, снятый на неделю домик припорошило снегом, у соседей горели праздничные огоньки, прямо на улицах стояли наряженные ёлки. 
Голубые глаза музыканта наполнялись искрящейся щемящей нежностью, от нахлынувших на него воспоминаний. И вот, спустя десятилетия, как и много лет назад он сидел сейчас на полу тесной комнатки второго этажа, за исключением только того, что не было рядом брата, родителей и свердловской квартирки с навязчивыми соседями. 
Глеб осторожно перевернул страницу, успевшей уже изветшать книги. Ощущение того, что он сейчас находится на родине любимого автора детства не давало ему покоя. Внутри всё горело. Он точно знал, что в такую ночь, как эта должно, что-то произойти. Что-то такое волшебное и сказочное. 
Перечитывая строку за строкой, он медленно погружался в сказочную эйфорию далёкого детского прошлого. 
Сильно растопленный камин освещал комнату светом и дарил приятное, живительное тепло. 
Глеб спустился по маленькой, витой лесенке в просторную спальню, украшенную по желанию Кости гирляндами и лампочками. 

за день до нового года 

Глеб сначала протестовал, мотивируя тем, что в тридцать то Костиных лет глупо вести себя по-детски и увешивать весь домой какой-то непонятной мишурой. В ответ на столь не лестную реплику, обиженный видимо Костя ушёл на улицу. Глеб дёргался, переживал, немного выпил. Спустя несколько часов, в дверь постучали. На пороге, замёрзший, как цуцик стоял Костя, в руках у него была небольшая, но зато живая пушистая ёлочка. Пробормотав, что-то про забытый кем-то топор и жалуясь на исколотые иголками пальцы, заканчивая свою торжественно-мученическую речь он добавил: 
- Ненаряженная ёлка, это сука некрасиво! 
В итоге Глебу пришлось согласиться. Несколько часов они до самого утра украшали дом и ёлку. 
Костя от счастья мурлыкал, как котёнок и постоянно лез к Глебу целоваться. В итоге поддавшись его нежной, робкой ласке Глеб, будто бы извиняясь за вечерний скандал уступил ему. Тонкие пальцы Кости медленно ласкали его кожу. Губы нежной, влажной россыпью поцелуев покрывали миллиметр за миллиметром. Глеб от этих головокружительных прикосновений тихо стонал, выгибаясь всем телом, к ласкам Кости. 
- Милый, ещё. Я хочу тебя ближе, теснее, жарче. 
- Тебе разве холодно сейчас, м? - Костя осторожно поцеловал любовника в губы, - Я почему-то был уверен, что согрел тебя своим теплом, мм, и телом. 
- Костенька, я не люблю быть нижним, ты знаешь, - Глеб довольно мягко положил руки Косте на талию, потом аккуратно, осторожно перевернул его, устраиваясь сверху, - Милый мой Костенька, ты сегодня себя так хорошо вёл, мм, - Глеб провёл пальцем по обнажённой груди, - Даже не возмущался, когда я несколько грубо повёл себя. 
Обжигая горячим дыханием шею возлюбленного, Глеб оставил на ней несколько пылких засосов, которые уже спустя мгновение стали голубовато-красными. Костя от боли и кайфа весь изогнулся слегка дрожа. 
- Глеб.. 
- Чего тебе? Не видишь что ли, что я занят несколько более важными делами, дурочка? 
Усмехнувшись Глеб поднёс ко рту Кости несколько пальцев, заставил тщательно их вылизать и только удовлетворившись результатом убрал руку, тут же немного придавив увлажнёнными пальцами внушительную выпуклость в трусах Кости. 
- Милый, ты слишком быстро возбуждаешься, это не есть хорошо. Я ещё не успеваю насладиться твоим телом, а ты уже бьёшься в истоме. Впрочем.. Я буду вас вести, майн фройляйн, нах оргазм, - Глеб расслабленно заржал. 
Несколько раз проведя языком по губам, Глеб с силой, но довольно нежно сжал истекающий смазкой член Кости, - Тебе нравится, деточка? 
Костя не в силах сказать, что-то связное, лишь блаженно простонал в ответ. 
Не называй меня деточкой.. Это как-то неприлично что ли.. - дрожа телом от настойчивых движений Глеба Костя старался соблюдать хоть какую-то честь. 
Наклонившись к лицу любовника, Глеб прикусил мочку уха, - Неужели ты считаешь, радость моя, что всё что мы делаем сейчас прилично? Неужели ты считаешь, что самое неприличное из того, что я делал и делаю с тобой, это всего лишь то, что я называю тебя деточкой, м? - не дожидаясь ответа, Глеб заставив Костю требовательно застонать, наконец стянул с него трусы. 
- Так вот, деточка моя, - Глеб с особым эротизмом растягивал каждый звук этого сладкого, пошлого слова, шепча его в самое ухо Бекреву, - Тебе будет очень и очень хорошо, если сейчас ты не будешь со мной перечить в таких глупых вопросах. Впрочем.. - пробежавшись быстрым движением по возбуждённому члену Кости Глеб продолжил, - Твоё решение мало что изменит. Я тебя всё-равно хочу. Если не словами, так жестами, и если тебе так уж не нравится, когда я так тебя называю, лучше уж я заткну тебе рот. 
Впившись во влажные губы Бекрева, Глеб медленно водил внутри языком, заставляя любовника дрожать и задыхаться от языка, и рук, которые ласкали его всё грубее и активнее. Глухо стоня* в рот Глебу Костя бурно кончил, оставив на спине Самойлова длинные красные полосы. 
Зная о привычке Глеба, ещё и грубо иметь его после оргазма, Костя часто дыша поспешно прохрипел, - Глеб, а остальное это.. Давай завтра.. - неуверенно глядя в опьяневшие от любви глаза Глеба Костя ожидал ответа. 
Глеб перевернулся, набросив на себя с Костей мягкое, тонкое одеяло. Поглаживая ладонью его задницу, он почти издевательски пропел, - Так уж быть, деточка, сегодня ты так усердно работал, можешь отдохнуть, но завтра.. Я слишком завёлся от того, как мило ты стоял на коленях развешивая игрушки, - быстро взглянув в удивлённые глаза Кости Глеб засмеялся, - Да не бойся ты, лапочка, я не маньяк. Просто люблю голубоглазых. 
Медленно растягивая поцелуй Глеб губами чувствовал, что Костя улыбался. Они наконец уснули, уставшие, но вполне довольные собой. 

("да стоня. о_о я в словаре Ожегова блять проверял!1!11! о_о") 

Глеб спустился по маленькой, витой лесенке в просторную спальню, украшенную по желанию Кости гирляндами и лампочками. Кровать была аккуратно убрана и лишь валяющиеся на полу скомканные джинсы напоминали о приятной вчерашней ночи. 
Открыв шкаф, он быстрыми движениями пальцев расстегнул петельки пуговиц на рубашке и достал любимый свитер, успевший побывать с ним на всех вокзалах и автограф-сессиях. Нацепив на себя эту потрёпанную, но дорогую вещь, он направился к кухне. Заварив себе кофе, он с упоением влюблённого романтика наблюдал, как медленно за окном, на промёрзшую замлю падали крупные хлопья снега. 
Потом вспомнив о разнице во времени, решил поздравить с новым годом Вадима. Они конечно сейчас не в лучших отношениях, но всё-таки были братьями, родными как никак. Отправив Вадику короткое смс с пожеланиями хорошего года, Глеб достал с верхней полки поднос, поставил на него блюдо с пряниками, сахарницу, несколько больших кружек кофе, пару пирожных, и со всей этой едой поднялся обратно в спальню. Комнату освещал мягкий свет. Жуя сладковатое пряничное тесто, Глеб с ногами забрался на кровать, подтянув к себе тяжёлую книгу. Стараясь скрасить время в ожидании Кости, Глеб углубился в чтение. 
Воображение рисовало красочные картинки событий, но в голове вертелось только осознание того, что из-за разбудившего его Кости убежавшего по магазинам рано утром, Глеб не успел выспаться. Сползая на живот Глеб положил книгу на подушку, подперев подбородок ладонями внимательно скользил глазами по красивым витиеватым буквам и загадочным лицам людей изображённых в ней. Мрачные, сатиричные сказки немецкого автора наводили приятную расслабленную дрёму. 

Название: Драже. 
Глава 1. 
Категория: слэш 
Пейринг: Вадим/Глеб 
Рейтинг: PG-15/NC-17 
Размер: миди 
Комментарии: Продолжаем авторский бред. 

Ах, Дамы, Господа, позвольте нам начать. 
И пьесу показать про смерть и про любовь. 

Ёлка. 

Глебу и Вадиму Самойловым родители строго запрещали открывать шкафы, и залезать на антресоли в предновогоднюю ночь. Десятилетний Глеб уже догадывался, что странный дед с мешком подарков, это лишь сказочка родителей для его увеселения, младшего в семье. Шестнадцатилетнего Вадима, знавшего уже о том, куда родители прячут подарки, клятвенно умоляли ничего не рассказывать. И он клялся, а потом всё-равно рассказывал, но смотреть в них не разрешал до самой ночи. 
Братья в ожидании весёлого праздника сидели на полу в гостиной и смотрели телевизор. Показывали экранизацию "Щелкунчика". Вадим, наблюдавший за игрой актёров, посмотрел на младшего брата, который, как завороженный сидел на полу и слушал волшебную музыку. Мама, которая сегодня бегала туда-сюда по квартире в предпраздничной суете, оглянувшись на двоих сидящих рядом братьев, улыбаясь спросила: 
- Что, нравится? Красивая музыка, да, Глебушка, а ты знаешь, кто эту сказку написал? - на её лице играла загадочная улыбка. 
Глеб зевнув только раздосадовано протянул, - Неа, а кто? 
- Гофман это, Гофман. Мне сейчас некогда, давай тебе лучше Вадик расскажет. Вадик, ты ведь расскажешь? - приподняв бровь мать с подозрением смотрела на старшего своего сына. 
- Расскажу, мам, расскажу, - отвлёкшись от происходящем в голубом экране Вадим рассеянно помохал руками, чтобы успокоить и без того вечно волнующуюся из-за пустяков мать, - Мам, ты иди, готовь, всё в порядке. 
- А помочь мне не хотите! - мама была явно немного обижена. 
Вадим постарался придать своему лицу всё участие, - Мамочка, ну ты же ведь не хочешь, потом, чтобы мы помогали тебе тушить, - неинный взгляд карих глаз Вадима успокоил её и несколько минут спустя, мама ушла на кухню. 
Вадим собрался было вспомнить всё, что он знает о Гофмане и перессказать всё это брату, но увидев. как тот с упоением следит за действием на экране, только махнул рукой и вышел из комнаты. 
Время шло медленно, как это всегда бывает в предпраздничные вечера. Заняться было нечем. Вадим уставший находиться в этой странной тесной атмосфере, пару раз позвонил товарищам согласился на встречу и взяв у матери немного денег убежал гулять. Глеб догадывался, что они собираются делать. Не маленький уже был, да и к тому же сегодня новый год, но заметив, как на него поглядел брат только разочарованно вздохнул, когда Вадик отказался брать его с собой. 
Делать было решительно нечего. Досмотрев сказку, Глеб выключил телевизор. Помог маме с посудой, поспал, стащил со стола несколько пряников, Вадима всё не было. 
Около девяти часов вечера родители вышли в магазин, а спустя несколько минут в квартиру вбежал, пошатывающийся от алкоголя Вадим. 
Беззаботное лицо Глеба омрачила тень сомнения, в голосе появилась ироничная интонация. 
- Ты что... Пил? - Глеб знал ведь, что брат уже выпивает иногда, но понимания, что мама его за это не похвалит только молчал. 
- Глебка, ты ничего ещё не понимаешь, Новый Год же! А мама где? - явно немного выпивший Вадим всё же твёрдо держался на ногах и трезо рассуждал. 
- А она за майонезом вышла, - Глеб с лицом строгого учителя наблюдал за Вадиком. 
- А папа что, тоже за майонезом что ли, сумки решил помочь донести? - Вадим рассмеялся от строгого, нелепого младшего брата, который сейчас с таким рвением и уверенностью распекал его, - Глеб, ну ты что, в самом деле. Вот что ты за сегодня сделал? Книжку бы почитал, телевизор бы посмотрел, а то сидишь тут один, как нелюдь. Погулять бы вышел, у тебя же друзья.. - Вадима прервал расстроенный голос Глеба. 
- Нет. Нет у меня друзей. да и не нужны они мне. 
- Ну как это не нужны. Бери пример с меня! Я же и с друзьями погулял, и с тобой посидел, и маме ээ.. помог, да. Видишь какой-то я молодец, - Вадим явно был доволен собой. 
- Вадик, а знаешь что? - голос Глеба был полон иронии и какого-то едва заметного яда. 
- Что? 
- А молодцы сосут концы, - Глеб буркнув под нос эту фразу, шмыгнул в гостиную. 
Вадим изумлённо посмотрел на хрупкую, ссутулившуюся фигуру брата, сидевшего на диване в какой-то поникшей позе. Бормоча о том, что десятилетнему Глебу лучше не общаться с его одноклассниками Вадим направился к нему. 
- Глебка, ну ты чего, а, - Вадим присел рядом, глядя в казавшиеся укуренными глаза Глеба. 
- А я ничего, - Глеб как-то странно посмотрел на брата, - А ты значит с нами справлять не будешь? 
- Ты с чего это решил, Глеб? - Вадим удивлённо смотрел на Глеба. 
- Ну ты же "уже отпраздновал с друзьями", - Глеб передразнил интонацию Вадима и с отрешением уставился в экран. 
Обняв Глеба за плечи, Вадим мягко тормошил его, - Милый, ну ты что, Глебушка, с вами мы ночью посидим. 
Вадим прислонил губы к щеке брата, Глеб повернув голову в его сторону удивлённо расширил глаза, когда вместо щеки, по его же случайному жесту, губы Вадима сомкнулись на его губах. 
- Вадик, ты что?! 
Вадим, сам неожидавший от себя так действий, хотел было отпустить Глеба, но затуманенное алкоголем сознание просило больше и только сильнее развязывало руки. Притянув Глеба к себе, Вадим нежо целовал его, усиливая свои объятия, не давая возможности вырваться. Проворный, юркий язык ласкал тонкие, обкусанные, с лёгким привкусом крови губы. Глеб весь сжался от неожиданных действий брата, но не мог отрицать того, что ему это нравилось. Прикрыв глаза он медленно водил руками по спине Вадима. 
- А.. слушай я выпил, немного пьян. Ты ведь родителям не расскажешь, Глебушка? - оторвавшись на несколько секунд от лица Глеба, Вадим напряжённо смотрел ему в глаза. 
- Я? Я не знаю.. Но зачем мне это нужно, так ведь? Только вот, Вадик, тебе не кажется, что инцест между двумя несовершеннолетними, да и к тому же однополыми людьми это несколько странно? - Глеб проявлял почти невероятную для своего возраста проницательность. 
- Ну вот и не надо. Я просто пьян, вот и всё. Только ты в школе тоже не говори, а то разговоры пойдут, сам же знаешь проблемы могут быть. 
- Да зачем мне это надо. Я с первого дня нахождения там, хочу всех их прибить. 
Вадим придавив Глеба к дивану, целовал его всё увереннее, заполняя языком его рот. Стянув с ближайшего кресла плед, Вадим укрыл им себя и Глеба, чтобы на случай внезапного появления родителей отговориться холодом в квартире. 
Захмелевший Вадик хотел было уже стянуть с брата мешавшуюся футболку, как вдруг услышал поворачивающийся в замочной скважине ключ. Разогнувшись из своего положения, он присел рядом с Глебом, укрыл его и сделал телевизор погромче, делая вид, что весь вечер, они не занимались ничем кроме просмотра программ. 

На пороге шурша пакетами с продуктами появились родители. 

- Мальчики, вы бы знали, как там красиво. Украшено всё, а вы дома сидите. Вадик, взял бы с ним, да и вышел бы погулять. Ребёнок весь день в квартире душной сидит. Скучно небось, Глебушка? 
Глеб затуманенными глазами, взглянул на маму и что-то рассеяно пробормотал припухшими от жадных поцелуев губами, - Нет мам, уже кажется нет. 
Мама подозрительно смотрела на сына, - Ты что опять губы все обгрыз? Кровоточат аж. Не грызи, некрасивые будут, девочки на тебя внимания обращать не будут. 
Вадим взглянув на часы, улыбаясь обратился к матери, попытавшись увести разговор от темы губ Глеба, - Мам, уже ведь почти двенадцать, пошли подарки открывать. 
Отвлёкшись наконец от нервничающего Глеба, мать обратила внимание на настенные часы. 
- Слушайте, а ведь действительно, полчаса осталось. Как же мы так загулялись то. Не заметили даже, как время прошло, - всполошившись она попросила отца достать из кладовки стремянку. 
Чуть не опрокинув, всё, что можно было опрокинуть, подарки,были извлечены с мест, на которых в ожидании праздников лежали несколько последних недель. С торжественным выражением лица, мама вручила старшему сыну тяжёлую прямоугольную коробку. 
- Вадик, мы с папой подумали, понаблюдали за твоим рвением заниматься музыкой и вот решили подарить тебе, да.. К тому же старая совсем испортилась.. - мама смущённо улыбаясь опустила голову. 
Вадим весь трепетал от волнующих его мыслей, он кажется догадывался. Перерезав перочинным ножом несколько слоёв плотно обматывающих коробку верёвок, он с благоговением вытащил новенькую, полированную гитару из светлых пород дерева. 
От переизбытка чувств он на время лишился дара речи и только восторженно с полным обожанием смотрел, переводя взгляды то на гитару, то на родителей. 
Глеб с абсолютной завистью и даже какой-то деланной ненавистью смотрел на брата. Он знал, что подобного дара ему не сделают. Хотя родители знали, как хотел он себе музыкальный инструмент, но не решались доверить, такую дорогую вещь, как гитару, казавшемуся им ещё маленьким Глебу. 
Отец убрал руки из-за спины. В руках у него был прямоугольный свёрток, завёрнутый в праздничную бумагу. С какой-то тихой радостью в глазах, передал он его Глебу. Глеб несколько раз прощупав подарок, понял, что ничего кроме книги, там быть не может. С сожалением вздохнув, он выдавил из себя благодарную, но омрачённую подарком Вадима улыбку. Аккуратно развязав бант венчающий всё это очаровательно-разочаровывающее безобразие он несколько раз моргнув, радостно улыбнулся. Первой нарушить затянувшееся молчание решила мама. 
- Глеб, ты же сам знаешь, что такой подарок, как Вадиму, мы подарить тебе не могли. Ты слишком маленький ещё, да и дороговато обошлось бы. К тому же тебе так понравился сегодняшний мультфильм по телевизору, я даже удивилась, честное слово. Вобщем, неординарный это автор. Почитай, может интересно будет. 
Открыв титульный лист новой книги, Глеб с изумлением и радостью пробежал глазами по витиеватым буквам "Эрнст Теодор Амадей Гофман. Повести и рассказы." Зависть к брату мгновенно улетучилась. 
Поблагодарив родителей Глеб убежал с подарком к себе в комнату. Забравшись в самый дальний угол Глеб с интересом открыл первую страницу. Книга была богато иллюстрированна и даже страшно было маленькому Глебу представить, сколько денег родители заплатили за такой шедевр оформительского искусства, вдобавок он увидел незамеченную ранее надпись внизу: "Коллекционные издание с иллюстрациями автора" 
Трепеща от восторга Глеб открыл первую попавшуюся страницу. "Щелкунчик и мышиный король." Прочитав несколько страниц, он был уже очарован речевыми оборотами и словесными метафорами, которые употреблял ранее неизвестный ему автор, той мрачностью и в то же время изящностью с которой он описывал события происходящие в книге. 
В самый неподходящий момент из гостиной позвала к столу мама. Отвлечённые от своих подарков, слегка раздражённые Самойловы всё-таки вышли к столу. 
По телевизору началось праздничное поздравление Брежнева. Отец соорудив открывалку из попавшейся под руку скрепки пытался открыть бутылку с шампанским. Мама устав наблюдать за кажущимися бесполезными стараниями мужа, принесла ему с кухни нормальный человеческий штопор. Пробка с громким хлопком выстрелила в потолок изрядно напугав маму. Глеб с Вадимом, привыкшие уже к рок-музыке "Deep Purple" и звукам репетиций только ухмыльнулись. 
Разлив всем по бокалам немного шампанского в честь праздника, отец произнёс торжественную речь. Глеб выпив свою порцию, опьянел, от неизвестного ранее алкоголя, отошёл в комнату и там же прямо на сочинениях Гофмана уснул. 

Глава 2. 
Чапаев и Чудеса. 
Категория: слэш 
Пейринг: Глеб, Некто 
Рейтинг: PG-15/лёгкое NC 
Размер: миди 
Комментарии: Во всех возрастах, кроме десятилетнего, Глеб, выглядит, как сейчас, цифра не имеет значения. 

Зацепилась в облаках луна. 
Она - царица сна. 

реальность*


Глеб на мгновение открыл глаза, оглядываясь по сторонам. Костя всё ещё болтался на улице видимо решив, дать Глебу возможность выспаться. Решив воспользоваться таким редким шансом Глеб вернулся в сонное состояние. 

19..*


Малолетний Глебушка Самойлов проснулся посреди комнаты, прижимая к себе том произведений. Сбросив заботливо наброшенное кем-то одеяло, он немного помолчал, будто бы вспоминая нечто известное только ему. Наконец причина разбудившая Самойлова была найдена, спешу поделиться ей и с вами, дражайшие мои твари. 
Причиной послужил странный шум доносящийся со стороны улицы. 
Казалось бы, подумаете вы, что странного в шуме происходящем в новогоднюю ночь. Для вас, любезный мой читатель, намного более странными были бы тишина и безмолвие. Но этот шум был намного более странный, чем обычный уличный, пьяный, новогодний гомон. 

Глеб слегка дрожа, поёживаясь подошёл к подоконнику и забравшись на него, распахнул оконную раму. Резкий порыв ветра, чуть не свалил мальчика обратно в комнату. Кое-как удержавшись на ногах он с интересом выглянул в окно. От увиденной картины глаза Глеба расширились, полные неподдельного восхищённого ужаса. 
На небе сверкали дразня друг-друга грозные красновато-фиолетовые молнии, разбрызгивая повсюду яркие огненные искорки. В местах падения искр земля будто бы слезала с поверхности, подобно холсту, на котором разъедает краску от нескольких попавших капель ацетона. 
Земная поверхность расползалась, уступая место чёрной глади озера. 
Вглядываясь в мрачную воду, Глеб не видел ничего, кроме своего отрожения, в зияющем чёрном котловане. Многоэтажки. снег, ёлки, свет - всё это будто бы растворилось в темноте. Заметив в отражении воды крадущийся к нему силуэт Глеб почти в паническом ужасе обернулся. Комната была пуста. Вглядываясь в чёрную поверхность озера Глеб видел, как прозрачная, тёмная рука незнакомца с уверенностью легла ему на плечо. Затем, другой рукой мальчика за горло, призрачный гость, ледяными губами прикоснулся к жилке на его шее. 
Глеб отрешённо глядевший в мрачное озеро, только тупо смотрел, как гость ведёт себя с ним, подобно тому, как кукольник обращается с марионеткой. 
Яркая молния осветила небо. Ослепнув на мгновение, незнакомец разжал пальцы, отпуская Глеба навстречу пустоте. Закрыв глаза от ужаса, Глеб падал вниз. Смерти он почему-то не боялся, только волновался, что так и не дочитал подаренную родителями книгу. 
Единственным на что реагировали его уши была фраза, которую казалось говорил, шептал, заливал в глаза, кричал, вырывал из себя ураган, заливаясь диким, больным смехом. 
- Сатана там правит бал!.. 

Падение длилось невероятно долго, ощутив, что с телом происходят какие-то метаморфозы, Глеб решившись открыл глаза. То, что увидел он, отказывался переваривать его невинный разум. Перед ним во всех красках сменялись столетия, разворачивались военные баталии, балы, приёмы, парады, и сам он неумолимо менялся. 
Наконец процесс остановился. Глеб в крайнем шоке, близкий уже к схождению с ума поднялся на ноги. Из кармана брюк выпал смятый клочок бумаги. Развернув его Глеб сглотнув слюну медленно и чётко несколько раз прочитал вслух страшные буквы: 
- Самойлов Глеб Рудольфович. Год рождения 19.. Возраст 21 год. Знак зодиака Лев. Известен под самостоятельно-данным прозвищем Маленький Фриц, - помолчав немного Глеб нервозно рассмеялся, - Блять! Что за пиздец нахуй.. Я что травы обкурился с.. Вадимом? Где Вадим?! Где вообще всё и все?! 
Как только последние буквы имени брата сорвались с его губ, пространство снова завертелось, меняя размеры, объёмы и формы. Когда всё остановилось, он понял, что стоит на пока ещё своих ногах, в тёмном мраморном зале. Со свечей в подсвечниках стекал чёрный воск, подползая к нему, подобно чёрным змеям. Каменный пол, весь был исписан серебряными витыми буквами, которые складывались во всевозможные девизы. На возвышение в глубине зала, на троне, спиной к нему сидел какой-то неизвестный. Назвать кого-то кроме себя в этом мире человеком, у Глеба язык не поворачивался. 
Сидевший спиной незнакомец (N), был одет в длинный чёрный плащ. В руке обтянутой белой перчаткой, он сжимал за ножку, бокал красного вина, а может и крови. Чёрт его знает. 
N сделал лёгкое движение рукой, и Глеб против своей воли, упал на внезапно подкосившиеся колени. В то же мгновение подиум с троном повернулся и Глеб попытался взглянуть личности в лицо. 
Подняв взгялд, он с удивлением заметил, что глаза N скрывает плотная, чёрная, подобная карнавальной маска. Отпив глоток из бокала, N махнул рукой, промокнул губы появившейся из неоткуда салфеткой и его теперь уже сухие губы растянулись в довольной ухмылке. 
- Открыта дверь тебя я жду в одну из пепельных ночей, - N отбросил бокал, который с оглушительным звоном разбился на мелкие кусочки, махнул рукой, - И твои руки обовьёт, змея железных обручей. 
К ужасу Глеба, на его руках действительно растёкся холодный металл сковывающий движения. 
- Ну что, нравится тебе? - незнакомец звонко рассмеялся. 
Глеб ошарашено валявшийся на полу, ощутил, как неедомая сила будто бы выдернула изо рта невидимый кляп. 
- Что здесь блять происходит?! - он почувствовал, как по телу, лёгкими движениями, залезая под рубашку, водили невидимые пальцы. 
Взглянув на незнакомца, он с ужасом заметил, что тот, в точности повторяет все ручные движения бестелесного насильника. 
- Что? О.. Мне просто стало скучно здесь сидеть в тёмном беспросветном одиночестве. Вот я и позвал тебя сюда, заодно немного изменив возраст. Не слишком люблю возиться с детьми, пусть даже и такими умными, как ты. Можешь радоваться, так ты будешь выглядеть в будущем. Весьма привлекательно, ответил бы я, если бы меня спросили. Меня не спросили, но я бы всё-равно отметил бы вашу очаровательную порочность. Кстати, - незнакомец провёл пальцем в воздухе, заставляя Глеба застонать и выгнуться от тянущего чувства внизу живота, - Не пытайся высчитать год, время здесь крайне странно идёт. Если только оно тут вообще есть, время то это. Запомни только, что тебе двадцать один год, ты крайне сексуален и находишься в Пустоте. Здесь нет ничего, кроме тебя, меня и моих желаний. Глеб, считай, что тебе можно сказать, даже повезло. Могло быть и хуже. Вместо желаний, мне бы захотелось развлечься со страхами, а страхи мои ты и представить даже не можешь. Даже расширенное опиумом сознание, не расширяет его настолько, - незнакомец закинул ногу, на ногу, довольно мурлыча. 
Глебу он явственно напоминал Бегемота и Воланда в одном лице. 
***
Глава 3. 
Категория: слэш 
Пейринг: Глеб, какая-то девка, Некто 
Рейтинг: PG-15/NC-17 
Размер: миди 
Комментарии: И снова бредим. 

Под альковом спит кокотка. 

- Поиграй со мной, милый, - N улыбаясь будто бы гладил в воздухе невидимого кота. 
Глеб только скривился. 
- Хах, не хочешь? Я предвидел подобную реакцию, потому приготовил для тебя небольшой сюрприз. Уверен, что тебе понравится.. Заводите!.. - мучитель смотрел куда-то в сторону. 
Повернув голову в сторону его взгляда, Глеб увидел, как несколько людей в масках втащили в зал девочку, лет пятнадцати, шестнадцати. Во рту пленницы находился тонкий кожаный кляп, с губ на пол капала слюна. 
- Не стесняйся, милая, разденься, - в голосе N были слышны какие-то издевательские нотки. 
Глеб с изумлением наблюдал за тем, как видимо уже привыкшая к такому обращению девочка, без споров, пререканий, и вообще без каких либо попыток возразить, сняла с себя одежду и смиренно подошла к трону. 
N ласково погладил её по голове, и усадив к себе на колени обратился к Глебу. 
- Разве она тебе не нравится? Поиграй с ней, раз уж ко мне душа не лежит. Она вполне себе послушна, - укусив девочку за шею, N почти нежно посмотрел на неё. Девочка молчала смиренно кивая головой. 
- Нет, - Глеб прошипел эти слова в лицо коварному мучителю. 
Хитрая улыбка играла на губах, - Ну неужели нет? Совсем, совсем? Посмотри же, как она красива, как округлы и соблазнительны её формы, - N упивался юным телом своей послушной игрушки. 
Глеб почти задыхался от возмущения, - Нет. Прекрати. Перестань и отпусти ребёнка. Педофилия не входит в список моих хобби. 
Лицо N тут же ожесточилось, - Нет? Ну так пусть же будет так, как ты хочешь, - грубо взяв девочку за волосы, незнакомец скинул её со своих колен и грубо рявкнул, - Стереть. Тварь паршивая. 
Девочка тут же растворилась, будто бы была из легчайшего воздуха, а не из плоти и крови. 
Пальцы N снова танцевали в воздухе причудливый танец. Вскоре перед глазами Глеба образовалась стена плотного цветного дыма. 
- А как же эти? 
Глеб с ужасом заметил, как дым перемещаясь в воздухе, складывался в живые картины с его сексуального фронта. Десятки девушек, сменяя друг-друга стонали и бились от оргазмов на, и под ним. Несколько оргий, по пьяни всё, по пьяни. 
- Блять. 
- А эти? Эти? ЭТИ? - голос N разносился по залу и отражаюсь от всех стен, дождём падал на Глеба. - Глеб? Глеб? Неужели они все были совершеннолетними и трезвыми, а как же они, Глеб? Ты понимаешь сколько ты жизней искалечил?! Бесчувственная, похотливая скотина! 
Чья-то рука настойчиво трясла Глеба за плечо. 
***
Заключение. 
Категория: слэш 
Пейринг: Глеб/Костя, Костя/Глеб 
Рейтинг: PG-15/NC-17 
Размер: миди 
Комментарии: Не умею писать трогательно. Всё как всегда испорчено некрасивой еблёй. 

Открыв глаза он с облегчением вздохнул. Перед кроватью, весь встревоженный, на коленях стоял Костя и энергично тормошил его конечности. 
- Костя? - проведя рукой по лбу, он ощутил на нём какое-то влажное полотенце. 
- Глеб, Глебушка, милый мой, хороший, - Костя почти плакал от волнений за возлюбленного. 
- Ты чего бледный такой, что случилось? - Глеб решительно ничего не понимал, - Ты дрожишь весь, иди сюда, я тебя согрею. 
Костя шустро залез на кровать, обняв и прижав к себе Глеба. Сердце бешено колотилось, руки дрожали, дыхание сбилось и он только сильнее цеплялся за такой родной свитер с этим любимым ему запахом сигарет и алкоголя. Немного успокоившись он слегка заикаясь шёпотом бормотал в уже успевшей сгуститься темноте. 
- Ты знаешь, мне никогда так страшно не было. Я когда домой вернулся, сумки внизу оставил, послушал - тишина. Наверх поднялся, слышу, как ты разговариваешь с кем-то. Ну зашёл в комнату, думал, вдруг с Вадимом, поздравления там и всё такое, - Костя поморщился, - А ты тут один, сам с собой. К кровати подошёл, ты, как труп белый лежишь, и всё кричишь "Нет. Не надо.. Прекратите!" Я тебя тряс, тряс, а потом.. - Костя не выдержав расплакался, уткнувшись лицом в свитер Глеба. 
Глеб гладил Костю по волосам, нежно шепча какую-то успокаивающую ерунду, потом не переборов своего любопытства всё-таки выпалил, - А дальше что было? 
Костя дрожащим голосом восстанавливал мысли, - А потом.. потом, ты сказал, что тебе кроме Вадима, никто не нужен, и никакая из шлюх его не заменит, - Костя почти задыхался от волнения, - Глеб? Выходит, что я это только шлюха? Я - шлюха. Глеб.. Ты серьёзно что ли? - голос Кости становился всё тише, постепенно совсем сойдя на "нет". Он только беззвучно плакал, дрожа всем телом. 
- Костя.. Кость, Костенька, Костя блять! - Глеб почти кричал, - Успокойся! Слышишь ты меня, или нет , успокойся! - тряся друга за плечи, он не контролируя себя, разрывал криком тишину комнаты. - Успокойся! Не говори такой дури. Больше не говори, - Глеб имеющий крайне тонкую грань между спокойствием и безумием, наконец потерял её. Костя не успевая глотать воздух, захлёбывался своими же слезами. 
- Глеб, Глеб твою мать! Хватит! - Костя в ужасе вглядывался в обезумевшие глаза Глеба. Накрыв его своим телом, он стараясь успокоить, осторожно целовал его, едва касаясь губами кожи. 
Глеб успокоился только поймав, влажный, прохладный костин язык. Ласка была холодной, но отрезвляла от бешенства. Спустя некоторое время безумный поцелуй прекратился. 
- Прости, милый, прости. Я идиот, ты же знаешь. Прости, ненавижу себя за такие перепады настроения, сам же видишь. 
- Знаю, но блять неприятно как-то, - Костя всё ещё обиженно смотрел на Глеба. 
- Прости, хороший мой, прости, - Глеб поцелуями покрывал всё тело Кости, как можно плотнее прижимая к себе, - Я люблю тебя, слышишь? Тебя. Не Вадика, не шлюх, не.. Тебя, Кость. Тебя. 
- Ладно-ладно, я понял, - Костя осторожно сдвинул руку Глеба на подушку. Отпечатавшиеся от ногтей царапины неприятно саднили. - Давай спать, нам обоим нужно успокоиться. И тебе не присниться страшный сон, и прав на них у тебя тоже больше не будет. У тебя будет только право на меня, - Костя жадно поцеловал Глеба в губы, - И выкинь эту чернь, ты из-за неё спать спокойно не можешь, - Костя брезгливо сбросил книгу с кровати, будто бы листы бумаги, могли как-то нарушить их отношения, - Наша с тобой жизнь будет более необычна, и интересна, чем все эти придуманные истории, обещаю. 
Глеб тихо, умиротворённо сопел в шею Косте, тот же с упоением вдыхал запах его волос. 
За окном падал медленный-медленный снег. 

Посреди ночи Костя проснулся от монотонно-дрожащего тихого шёпота Глеба. 
- Я хочу домой, ты знаешь, я хочу домой, Костя. Над нами километры воды, я хочу домой. 
Темнота сгущалась. 
Глеб торопливо выдыхал все эти слова в ухо Косте. 
- Ты бредишь, Глеб.. Какая вода? Зима. Всё замёрзло. 
- Тихо. Молчи, - Глеб зажал ладонью костин рот, - Слышишь? 
С улицы доносилось едва уловимые слухом похрустывания снега. 
- Я боюсь, что мы не сможем дышать в этом душном воздухе. Давай поедем домой, пожалуйста, Костя. Мне плохо здесь, - Глеб подскочил к онку, высовывая голову на холодный, хрустальный воздух. 
- Какой дом? У нас дома нет, мы на квартирах съёмных живём, Глеб, что с тобой? Ты бледный, - Костя снова весь разнервничался, - Температура что ли? 
Глеб часто дышал, будто бы из комнаты выкачали весь кислород. 
- Кость, у меня в глазах всё плывёт, я ничего не вижу. У меня голова на части разрывается от боли. Обними меня. Пожалуйста. Мне нужно твоё тепло, - Глеб будто бы снова превратился в того светловолосого десятилетнего маленького мальчика и срывающимся от боли голосом, почти умолял Костю об этом простом снисхождении. 
Порывисто вздохнув Костя неуверенно прижал к себе Самойлова. Глеб, чтобы не закричать вцепился зубами в приятную ткань его свитера. 
Осторожно, чтобы не потревожить любимого, Костя медленно гладил его по голове. 
- Глеб, Глебка, ты не переживай. Всё ведь хорошо. Воды нет. Нам тепло. А если нет, то ты только скажи, я найду способ тебя согреть. 
- Правда? - Глеб приподняв голову над подушкой, смотрел в искрящиеся голубые глаза Кости. 
- Правда. Я постараюсь.. Тебе будет тепло, обещаю. Тебе будет тепло всегда-всегда. По-крайней мере, пока ты со мной, - поцеловав Глеба где-то за ухом, Костя с удивлением заметил, как по-детски сейчас, был невинен и раним этот человек. Как боится он всего, что идёт не так, как он планировал. Как хочет, чтобы всё было идеально. Человек, который творит, не благодаря, а вопреки, - Ты ребёнок совсем, Глеб. 
- А ты разве раньше не замечал? На самом деле, во мне почти не осталось ничего, от того ребёнка. Вот смотри.. - Глеб перегнувшись через спинку кровати, достал из-за бумажной обложки книги небольшую чёрно-белую фотографию, - Вот смотри, каким я был. Я тогда улыбался без алкоголя и сигарет. Искренне. Без наркоты и пойла. Без доз и.. связей. 
- А ты тут есть вообще? - Костя изумлённо разглядывал фото. Ища хоть одну знакомую черту он переводил взгляд, с реального лежащего с ним рядом Глеба, на того же самого человека, запечатлённого в истории, на измятой фотографии, много лет назад. 
Почти ничего общего действительно не наблюдалось, пока Глеб наконец не выдержав указал на себя пальцем. 
- А у тебя волосы в детстве волосы светлые были, - задумчиво протянул Костя. 
Глеб грустно усмехнулся, - Ещё бы. Чистый был, честный. Взгляд только такой же, - Глеб изобразил улыбку, - Хитрый. Я был лучше. Я был намного лучше. А потом как завертелось всё.. Урод. Моральный, и физический. Ничего не осталось. 
- Не ври мне, сучёнок. Ты прекрасный. Ты невероятно прекрасный. Больной, но.. я тебя таким полюбил, и вкусов своих менять не собираюсь, - Костю раздосадовано хмыкнул, - Глеб, я люблю тебя и таким, просто волнуюсь, что ты сам причиняешь себе боль. Сам мучаешь себя, загоняя для отбора самого же себя в какие-то странные критерии и рамки. 
- Не правда. Я только пытаюсь соответствовать себе. А Гофмана я не выброшу. Это память. К тому же, можешь во многом смело благодарить именно его, за то, каким ты меня сейчас видишь. 
- Глеб. Не оправдывайся. Я люблю тебя любым, и не устаю тебе это постоянно говорить. - Костя сильнее прижал Самойлова к себе, водя по телу руками, чтобы хоть как-то согреть и успокоить его. 
- Правда? 
- Правда, слушай.. А ты знаешь сегодня ведь новый год, мы забыли совсем. 
- Плевать на новый год. Плевать на всё. Плевать на всех. На снег, и воду, и людей. На мрачные трупы дохлых птиц, и радостных окутанных тлением детей. Они глядят через стекло, не видя очевидности бытия, а ты пытаешься пред ними распинаться, налив бокал вина, выдержанного за несколько десятилетий в подвале твоего отца ещё в те времена, когда был маленьким, и не знал ещё, что всё - и вина, и вино, это всего лишь способ слёзно оправдаться пред войной, любовью, и комнатой в которой двое не спят, наслаждаясь дымом сигаретной любови, глубоко входящей в их вены, парами алкогольной нежности в душном, до удушения воздухе, ласкающем прокуренные лёгкие - голос сорвался, Глеб тяжело дышал. 
- Ты что? 
- Не знаю. Захотелось. 
- Лучше уж так, чем задыхаясь, Глеб. 
- Лучше. 
- Тебе тепло? 
- Да. Теперь да. У тебя сигареты есть, я курить хочу. 
- А как же?.. - Костя немного потупив взгляд смотрел на Глеба. 
- А тебе очень хочется? 
- Очень. Давно. Дня два. Мне тебя хочется. Тебя так давно не было рядом. Хочется твоих поцелуев, твоих, а не того безумца, который живёт внутри тебя. Твоих рук, чутких, иногда грубых. И твоего взгляда полного возбуждения и счастья. Стонов. Глеб, я бы кончил сейчас от одного твоего иступлённого стона, ты слишком долго находишься рядом со мной, и ничего не делаешь. Даже не трогаешь. Это мучительно. Я не могу больше терпеть. Скорее уж сам тебя изнасилую, - Костя весь краснел и часто дышал от накатившейся на него волны возбуждения. 
Глеб ухмыляясь смотрел на него взглядом полным обожания , - Ты думаешь, деточка? 
Не пил ли ты часом.. А впрочем новый год, наверное можно сегодня. А ты знаешь, что наступил год Кота, м? 
- Ну..знаю, а ты на что это намекаешь? - Костя недоумённо поднял бровь. 
Глеб хитро улыбался, - А на то, милый мой извращенец, что сегодня мы соригинальничаем и вместо рака, ты встанешь в позу кота. Согласись же это приятнее звучит? - засмеявшись Глеб задрал костин свитер и довольно-таки грубо, но аккуратно, поставил его лицом к спинке кровати. 
- Родной, ты как-то слишком напряжён, расслабься, иначе будет больно, а известно, что как встретишь новый год, так его и проведёшь. Ты ведь не хочешь весь год стоять котом и просить молока? - ядовитая улыбка озарила лицо Глеба. 
Костя покраснел, - Да как ты смеешь! 
- Да ладно тебе, деточка, не ты ли меня почти умолял себя трахнуть? Из песни слов не выкинешь, так, что вперёд, комната будет залита кровью, - наклонившись к самому уху Кости, Глеб порывисто зашептал, - А ты представляешь себе, сколько сейчас людей на Земле занимаются любовью?.. Уверен, что нет, а впрочем не зацикливайся на ерунде. 
Костя измучено простонал, Глеб без предупреждения мягко вошёл в него. 
- Ты какой-то узкий стал, крошка, неужели я так давно тебя не имел? - Глеб вбивался в стонущего, от больного счастья Костю,- Что же, нужно это исправить, прелесть моя. 
- Глеб, ещё!.. - Костя стонал, мучился, от активных движений Самойлова на глазах выступили слёзы. Бурно кончив, он расслабленно улыбаясь, в каком-то непонятном трансе ещё несколько минут повторял имя своего любимого. Глеб спокойно, размеренно дышал. 

За окном светало. 

Двое не спят. Двое глотают колёса любви. 

Пусть тебе приснится, что молчу. 
Что губами прикоснусь к плечу. 
Ангел мой, я так хочу домой. 
Рассвет за краем туч. 
Больше одиночества не будет. 

Конец.+
Категория: АЛЁНА МАЙЕР (ФОНАРИК) | Добавил: lunni (02.08.2011)
Просмотров: 1326 | Теги: category_слэш, рейтинг_NC-17, ГС_КБ | Рейтинг: 4.0/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Поиск