Воскресенье, 19.11.2017, 00:32
Приветствую Вас Гость | RSS

|Глеб & Бекря| и Фанфикшн

Карта сайта

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 360

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Авторы » АЛЁНА МАЙЕР (ФОНАРИК)

Щекотно
Автор: Алёна Майер (Фонарь) 
Название: Щёкотно. 
Категория: слэш 
Пейринг: Вадим/Глеб 
Рейтинг: NC-17
Размер: а хрен знает, у меня ворда нет. 
Саммари: Погрузимся же, товарищи мои, на много лет назад. 
Комментарии: Пока Ирка пишет ТПС, мне крайне плохо и вообще я уже всех заебал. Сегодня пропустил школу и с 5 часов утра пишу эту хрень. 
Простите, за качество не ручаясь. 

Мой странный мальчик, мой дикий Маугли. Не бойся никого, держись меня! 
Ведь мы с тобой одной крови. Мы с тобой одной крови - ты и я! 

Свердловская осень 85-ого выдалась холодная. Тяжёлое, свинцовое небо, нависало над городом, рискуя порваться в любой момент, и излиться на всех кислотным ливнем. Прохожие кутались в воротники, закупались заранее продуктами, стараясь выходить, как можно реже, под эту противную погоду. Хотелось только спать и есть. Но директорам школ, владельцам предприятий и другим руководителям, было на всё это глубоко плевать. 
- Самойлов! - холодный, жёсткий голос разрывал жужжащую тишину кабинета. 
Шариковая ручка с тихим стуком упала на деревянный пол. 
- Самойлов Глеб! - преподаватель почти испепелял взглядом ученика, который никак не реагировал на его слова. 
- Ну что вам от меня нужно, что? - закрыв голову руками Глеб попытался продлить свою полуденную дрёму - Я хочу спать, отвяжитесь. 
- Молодой человек, как вы смеете мне хамить?! Что побудило вас, на такое поведение?! 
Глеб лениво зевнув, поднял голову и подперев рукой щёку, пустился в непонятные объяснения. - Понимаете.. Мой брат.. - Глеб кашлянул, - Я дома не сплю, не получается, ну никак. Он по ночам, долбает электро-гитару, а днём к нему приходят сокурсники и не получается у меня. Вообще. Вообще - ничего - не получается, - Глеб рассеянно покачал головой, изобразив руками замысловатый жест, видимо означающий разочарование, или огорчение. Закончив отчёт, он устало опустился головой на злополучную парту. 
- Ну что же.. Ваше счастье, что это последний урок, - нудный учитель уже возвращался к своему столу, но просмотрев журнал, повернулся к Глебу, - А двойку за контрольную вы исправлять когда собираетесь? Последний срок прошёл в субботу, я и так долго ждал, пока вы почтите меня своим присутствием и изволите переписать работу. 
- В понедельник.. Точно напишу, точно.. Наверное. Да.. - глухой голос Глеба, так и не поднявшего головы, разносился по классу. По партам прошёлся недоумённый шепоток и тихие смешки. 
- Я дал вам достаточно времени. К сожалению, в первую очередь моему, ставлю вам два. 
Глеб удручённо вздохнул и посмотрев на наручные часы, стал собирать учебники в портфель. До звонка оставалось несколько минут. Хотелось забить на всё это, и выскочить из класса, послав всех нахер. Пробежать быстрой трусцой дорогу от дома, до школы, распахнуть дверь квартиры и свалиться спать, в надежде, что Вадик будет сегодня отдыхать. Своеобразный монолог прервал долгожданный звонок. Глеб поспешно соскочил с места и не дав, учителю сказать ему ещё что-нибудь вдогонку первой пулей вылетел из класса. 
Дорога домой была скучна до безобразия. Много луж и нагнетающее небо, с редкими всполыхами молнии. Несколько покосившихся деревьев, монотонные пятиэтажки. Добежав до дверей парадной, Глеб не здороваясь с консьержкой, пробежал ступеньки лестничных пролётов, отдышавшись подёргал ручку двери, и убедившись, что в квартире нет никого, нащупал в почтовом ящике, спрятанную ещё вчера сигаретную пачку. Зажав губами сигарету, Глеб пытался откопать завалявшийся где-то в сумке ключ. Повернув ключ в замочной скважине, он настежь распахнул дверь квартиры, бросил портфель и наскоро разувшись рванул в кухню за спичками. 
Чиркнув пару раз, наклонившись он наконец подпалил сигарету, распахивая окно со старыми занавесками. В коридоре послышался шум. Глеб спешно выбросив "следы преступления" в окно, прополоскал рот стоявшим в холодильнике молоком и улыбаясь смотрел в окно. В кухню сонно зевая, вошёл непричёсанный и всклокоченный Вадим. 
- Вадик блять. Предупреждать же надо. Я ж думал, что мама, - достав очередную сигарету Глеб затянулся, выдыхая дым в серое промозглое небо. 
- Квартира общая, где хочу, там и хожу. А ты давай, завязывай. Вредно это всё, - Вадим подошёл к холодильнику сооружая себе подобие еды из колбасы, хлеба и сыра. 
- Иди ты нахер, а.. Сигареты мои, что хочу, то и курю, - Глеб насмешливо повторил интонации Самойлова-старшего, - Сегодня такой хуёвый день был, ты знаешь. Ко мне приебался какой-то пидор, ну.. этот, который у вас культуру преподавал, да. 
- Хах, он ещё работает, что ли? - Вадим сел за стол медленно пережёвывая бутерброд, - Дай хоть затянуться что ли. 
- Именно, - Глеб изобразил полное отвращение, - Причём добродушнее он явно не стал. Всё так же нудит, - взглянув на брата, задымлёнными глазами, насмешливо уточнил, - Ты же вроде запретил, разве нет? Это же такая отраава. Все лёгкие себе посадишь, петь нечем будет, - усмехнувшись, он передал Вадиму сигарету, - Держи, для родных ничего не жалко. 
- Ничего? - Вадим удивлённо приподнял бровь, - Прямо таки ничего? 
- Ну почти, наверное. Вадик, я хочу поспать, а то ты сука такая вчера весь вечер играл, и я не мог заснуть. Не мешай мне пожалуйста, я на пару часов. Сашка и Петя скоро прийдут? 
- Да спи, спи, кто тебе мешает-то. Мы же тихо. Вряд ли они вообще сегодня прийдут. У Саши ангина, а Май обхаживает новую подружку. Так что сегодня квартира пуста. Можешь там хоть обдрочиться, я мешать не буду, главное не у меня в комнате. 
- Я не дрочил, - Глеб закашлялся. 
- Да ну? А что за звуки я вчера слышал тогда? Такие томные, дрожащие. сладкие. Могу поспорить из тебя получился бы неплохой порно актёр, - Вадим абсолютно спокойными интонациями проговаривал каждое слово, медленно пережёвывая колбасу с хлебом, изредка хитро улыбаясь. 
- Я песню репетировал. Не виноват я, что у меня голос дрожит, - Глеб свесившись из окна, замялся, затушив окурок о кирпичи, внешних стен. 
- Конечно, Глебушка, конечно ты репетировал песни. Впрочем плевать я хотел, что ты там делаешь. Пятнадцать лет, такой возраст, эх.. Кто песни поёт, кто дрочит, кто стишки пописывает, - насмешливо хмыкнув, Вадим успокоительно похлопал брата по плечу, - Вот мы с тобой например, курим. В этом нет ничего постыдного, так, что не переживай, Глебушка. Мастурбация - не болезнь. 
- Да иди ты наахер, Ваадик. Я спать пошёл, - увернувшись от Вадима Глеб шмыгнул в коридор. 
Через пару минут Вадик, всё ещё сидевший на кухне, услышал лёгкий скрип пружин и тихое посапывание. Докурив, Вадим встал со стула, прошёл к комнате Глеба и как можно тише заглянул внутрь, увидев младшего брата, безмятежно спящего на кровати, Вадим тихо вышел и плотно прикрыл дверь. 
- Спи, ага. 
Потоптавшись ещё немного возле двери, Вадим направился к своей комнате. Сел на кровать, вытащил гитару, протёр её и осторожно перебирая по струнам, запел полушёпотом. Теснота советской квартиры сморила и его, обняв гитару, он уткнувшись губами в полированное дерево заснул. 
Спустя несколько часов, приоткрыв глаза, Вадим услышал тихие, еле ощутимые ухом всхлипывания. Поднявшись корпусом, он аккуратно поставил гитару на место и удивлённо озираясь пошёл на звук. Мамы дома ещё не было, значит причиной странных звуков был Глеб. Постучав несколько раз в дверь его комнаты, он не дождавшись приглашения вошёл. Глеб лежал на кровати, животом вниз, с тетрадью своих стихов на подушке. 
Между пальцев рассеянно вращалась ручка. Плечи мелко дрожали от чего буквы разлетались во все стороны. Обеспокоенный, Вадим подошёл, и стараясь не помешать осторожно присел на край кровати брата. Глеб дёрнул головой в сторону движения воздуха, но тут же снова уткнулся в листы бумаги. Вадим, в свете, рано темнеющей осени смог лишь краем глаза заметить странную бледность его лица и особенно уставшие глаза. 
Присев на корточки рядом с братом Вадим взволнованно посмотрел ему в глаза. - Глеб, ты в порядке? - потом попытался убрать его руки от лица, но тот только отдёрнул от него пальцы и отвернувшись прижался к стене. - Глеб.. Да что с тобой в конце-то концов! - разозлившись на упрямого братца, Вадим вышел из комнаты громко хлопнув дверью. С потолка посыпалась штукатурка. 
Вадим вышел на площадку, поджёг сигарету и совершил несколько нервных затяжек. В голове крутились различные мысли. Нет, конечно, у такой тонкой натуры, как его брат, часто случались приступы перемены настроения, но что бы так уж прям. Обычно он всегда делился всем с ним, спрашивал совета, как у более взрослого и закалённого жизнью. Хотя какая уж там жизнь и опыт в 21-то год. Вадим рассерженно затушил окурок, о лежащую на столе ложку, тщательно промыл её в раковине и вернулся на стул. На улице темнело. В соседних окнах зажигался свет. В коридоре зазвонил телефон. Вскочив со стула Вадим прокашлявшись взял трубку и постарался, как можно вежливее поприветствовать нежеланного сейчас собеседника. С трудом разобравшись в помехах на линии, Вадим понял, что звонила мама. 
- Да, конечно, справимся. Ты не переживай, оставайся без вопросов. .... - Глеб? Глеб кажется тоже в порядке, - обернувшись, Вадим взглянул на всё ещё закрытую дверь брата, но в слух лишь добавил, - Да что с ним может тут случиться, он спит сейчас. Сегодня ни Козлова, ни Мая нет, шуметь никто не будет. На завтрак что-нибудь сообразим. Не впервой. Ты не волнуйся главное, не маленькие уже, - через несколько минут, уверив мать в том, что с ними ничего не случится, он спокойно, положил трубку. 
Прихватив с собой с кухни полпалки колбасы, хлеб и огурцы, вернулся к себе в комнату и попытался выучить хоть что-то из вчерашней университетской лекции. Потом осознав, что ничего у него всё-равно не получится, решил проверить состояние Глеба. Войдя в комнату, на этот раз уже без стука, Вадим сел на потёртый ковёр и пристально смотрел на брата. Лицо Глеба было бледным и, быть может Вадиму показалось, заплаканным. Глеб смотрел в потолок, сложив руки за голову и мелко дрожал. Вадим осторожно положил ладонь ему на лоб, попытавшись не потревожить. 
- Глеб, ты в порядке? Я волнуюсь, ты себя странно ведёшь сегодня, - Вадим отошёл от него опасаясь реакции подобно дневной. Глеб молчал. Вадим сидел на полу, задыхаясь в душном воздухе, тесной комнатки брата. Потом не выдержав, поднялся и открыл форточку. В комнату залетел поток промозглого свежего воздуха. 
Глеб недовольно поморщился, - Закрой.. - несколько секунд спустя добавил, - Пожалуйста, закрой. Мне холодно. Кто звонил кстати? 
Вадим наконец услышавший от Глеба хоть какие-то слова, слабо улыбнулся и чуть прикрыл окно. 
- Мама. Она сегодня не прийдёт, на работе задержали, а потом она поедет к подруге, сам же знаешь, как у нас относятся к тем, кто приходит домой после 12ти. Так что сегодня можешь спать сколько угодно. Никого нет, а я тебе мешать не собираюсь. 
- Боюсь, что у меня не получится сегодня спать, - Глеб расстроено вздохнул, - Принеси одеяло, Вадик. 
Вадим вышел из комнаты, залез на антресоли вытащил тёплое шерстяное одеяло и вернулся в комнату к Глебу. Аккуратно укрыл его, и пригладил взъерошенные волосы. 
- Почему же ты не сможешь спать сегодня, братик? - глотнув остывшего чая из кружки стоящей на столе рядом, Вадим удобно устроился оперевшись на спинку кровати. 
- Вадик, мне плохо. У меня кружится голова и какие-то странные мысли. А ещё кажется температура, - Глеб взял ладонь брата в свою и положил себе на лоб, - Чувствуешь? Как будто лихорадка. 
Вадим всполошился, лоб Глеба действительно был горячим, - Да ты идиот что ли?! У тебя же температура, раньше сказать не мог? Я блять тут ходил волновался, а он тихо сдохнуть собрался, - Вадим вдруг понял, что начинает кричать на в принципе не в чём не повинного брата, - Ладно, ладно, извини, сорвался. Подожди.. - Вадим быстро сбегал в свою комнату, сорвав с кровати ещё одно одеяло, - Вот укройся, - Вадим уставший наблюдать за медленными шевелениями брата пытавшегося справиться с пододеяльником, укрыл его. И без этого худое лицо Глеба, казалось совсем белым. - А теперь, Глебушка, рассказывай всё-таки, что случилось. От температуры не плачут, значит была и другая причина. Мама не прийдёт, мы можем разговаривать всю ночь. Не переживай, нас не прервут. 
- Я чувствую, что умираю, Вадик. Мне плохо, я никому тут нахер не нужен. Все вокруг говорят, что от меня нет никакой пользы. Что я только и делаю, что хожу, как воду опущенный, строчу никому не нужные стишки и посылаю всё нахер. Вадик, мне говорят, что мне нет смысла учиться. Что из меня не получится ничего стоящего. Что я прогнил, до мозга и костей. Вадик блять!.. Ты меня слушаешь вообще?! - Глеб поднял голову над подушкой, рассеяно глядя на брата. 
- Слушаю, слушаю. Продолжай, - Вадим погладил брата по голове. 
- Так вот, и, вроде бы всё. Есть ещё мелочи, вроде неудач с девчёнками, но это не важно. Вадик, мне холодно, - Глеб поёжился, закрыв глаза. 
- Прости, родной, одеял больше нет. Все остальные мать в химчистку сдала, - Вадим расстроено покачал головой. 
- Ну так согрей меня, идиот! Для чего тебе кожа нужна?! Прости, мне просто очень плохо и трясёт. Ещё и эта хуйня с отношениями и школой. Меня если выгонят, мама не выдержит, сам же знаешь. А мне ничего кроме стихов, музыки и сигарет, даже и не нужно. Я вполне без этого всего обхожусь. Без людей я уже привык. Но отбирать у меня музыку, блять.. Вадим, я умираю. 
Вадим поднялся с пола, отряхнул брюки, потом внимательно посмотрел на Глеба, - Тебе холодно?.. 
- Очень. И одновременно жарко. И вообще пиздец какой-то, - Глеб весь побледнел, его явно мутило. 
- Двигайся, - откинув край одеяла, Вадим осторожно прилёг рядом с Глебом, прижав его к себе, в попытке согреть. 
Глеб уткнувшись носом в потрёпаный, пропахший сигаретами свитер Вадима хрипло дышал, - Вадик, вот скажи, что из меня может получится? Такого.. такого невнятного и вечно растрёпанного? 
- Человек. Растрёпаный, невнятный, но такой прекрасный, в своём больном безумии человек. И не важно кем ты будешь, совсем не важно, - Вадим успокоительно гладил по чуть влажным от пота волосам. 
- Деньги, статус, обязанности.. Да не пошло бы оно всё нахер, - Глеб судорожно вздохнул, вцепившись в Вадима. 
- Успокойся, Глеб, успокойся. Сейчас нужно тебя согреть, так будет лучше и легче. Тебе, от тепла, и мне от того, что тебе тепло. Ну и матери, которая будет уверена в том, что с нами ничего не случится, - Вадим осторожно просунул руки под кофту брата, - А ведь нет ничего лучше живого тепла. 
Глеб успокоившись размеренно дышал. Потом открыл глаза и пару раз моргнув немного неуверенно протянул, - Вадик, а у тебя уже было "это"?.. 
- Ты о чём? - Вадим казалось бы не понимал о чём говорит Глеб. 
- Ну.. ну.. ну "это".. - такой раскрепощённый обычно в вопросах о сексе и отношениях, Глеб сейчас мялся, как десятилетний мальчик. 
- Что ты имеешь в виду? Глеб я тебя не понимаю, - Вадим недоумённо смотрел на брата. 
- Ну трахался ты уже с кем-нибудь, или нет?! - выпалив уже долгое время крутящийся на языке вопрос, Глеб смутился и зарылся лицом в подушку. 
- Так бы и спросил сразу, - Вадим усмехнулся, - Ну было, да. 
- И как? - Глеб с интересом следил за выражением лица брата. 
- По пьяни. С какой-то однокурсницей - швалью, - Вадим поморщился. 
- Расскажи, - Глеб положил голову на плечо брата, - Мне интересно. 
- Рассказывать скучно, плоско и пошло. Я тебе лучше покажу, - Вадим что-то задумав, расслабленно улыбнулся. 
- Ээ.. В каком смысле? - Глеб покосившись на брата, изумлённо вздохнул. 
- В прямом. А лучше в горизонтальном. Тебя всё-равно нужно согреть.. 
- Но ты же мой брат! Нельзя же так, Вадик. 
- К чему такие сложности? Статус не имеет значения. К тому же ты сейчас единственный человек, которого я хоть как-то люблю. По крайней мере искренне, - Вадим медленно провёл пальцем между лопатками Глеба. 
Вздрогнув от неожиданного прикосновения Глеб возмутился, - Нельзя так! Это противоестественно. Я несовершеннолетний в конце-концов, тебя же посадят, - уверенность в голосе таяла, ему всё-таки было интересно. Гормоны требовали своего. 

- Но ты ведь будешь хорошим братиком, и никому ничего не расскажешь? Тем более мамы дома нет, никто не войдёт и не услышит, - Вадим почувствовав сомнение в голосе брата ласково добавил, - Если тебе не понравится, то мучать насильно я тебя не буду, не бойся. 
- В конце концов, мы оба парни! А я не гей, и ты же вроде тоже, - Глеб потупил взгляд. 
- Нет, хороший мой, ты не гей, и я тоже не гей. Просто я хочу, чтобы тебе было тепло, хорошо и спокойно сегодня. Вот и всё. Никто из нас не гей. К тому же зачем ты вспоминаешь о статусе, который хотел послать несколько минут назад. 
Не зная, что сказать в ответ, Глеб молча вглядывался в темноту комнаты. 
- Сначала, я поцеловал её в шею, очень медленно и нежно, - Вадим медленно провёл языком по шее Глеба, - Её кожа так возбуждала меня, но впрочем тогда я был пьян и в глазах всё плыло. Её шея была немного шершавая от пудры, - Вадим нежно прикусил кожу Глеба, - Не то, что твоя. Гладкая, и очень нежная. 
Глеб от влажного языка брата мелко задрожал и выгнулся, подставляя шею нежным, бурным ласкам. Вадим взглянув на брата нагло улыбнулся. 
- Потом, в губы. Взасос. Дешёвая помада на вкус такая противная, ты знаешь, - Вадим губами прижался, к приоткрытому от жары рта брата, провёл по нему языком, и скользнув внутрь, поймал влажный, жаркий глебов язык. Ласково посасывая его, он осторожно провёл рукой по груди Глеба. 
Глеб от этих смелых движений, обычно спокойного брата, не знал, как себя вести, и только безмолвно отдался ему. В низу живота было тесно и горячо. 
- Глебушка, у тебя затвердели соски, давай мы лучше снимем эту ненужную кофту. Не думаю, что ты в такой ситуации замёрзнешь, - Вадим хмыкнул, аккуратно стягивая с брата застиранный, полинявший свитер. Обжёг горячим дыханием кожу груди, провёл языком по затвердевшему от возбуждения соску Глеба, другой осторожно теребя пальцами. 
Глеб выгнувшись выдохнув мучительный, но сладкий и требовательный стон, прижимал лицо Вадима к своей груди. Вадим мягко вывернувшись из-под руки Глеба продолжал спускаться к животу, несколько раз провёл языком по выемке пупка, заставив его застонать ещё раз. Свободной рукой стянув с него, простые домашние брюки, Вадим поглаживал ладонью, внушительный выступ на трусах Глеба. 
- Ты уже возбудился что ли? А ведь я не делал ещё ничего такого особенного, - Вадим явно был удовлетворён реакцией на его ласки, сжав через ткань возбуждённый члён, он языком водил во рту Глеба, наслаждаясь его невинностью и непорочностью, - Глебушка ты раньше не говорил, что так чувствителен к прикосновениям, - Вадим немного приспустил на Глебе трусы, медленно водя круговыми движениями по головке члена. Глеб явно покраснел, - Вадим усмехнулся, - Ой, да ладно тебе, как будто я раньше никогда не видел тебя голым. Хотя.. Да, голым то видел. А вот голым и возбуждённым, не приходилось раньше, кто мог знать, что у тебя в трусах таких внушительных размеров сюрприз.. Или это только сейчас, м?.. Мне продолжать? 
Глеб сдавленно стонал, от всё ещё не прошедшего стыда и безумного желания, - Да, Вадик, да.. Я хочу, чтобы ты продолжал, - Вадим водил по стоящему члену брата, с упоением целуя его восхитительный, пылкий, горячий, требовательный рот. Несколько раз провёл по всей длине члена, заставив всё тело Глеба содрогнуться, а самого его кончить, шумно выдохнув стон оргазма прямо Вадиму в губы. 
Глеб тяжело дышал, лёжа на кровати, рядом поглядывая на него лежал Вадим. 
- Ну что, Глебушка, тебе понравилось? - Вадим так и не дождавшись ответа от слишком перевозбуждённого брата, прошептал ему на ухо, - Может быть мы продолжим? 
Глеб рассеяно улыбаясь попытался возразить, - Но ведь завтра же школа, а у тебя университет.. 
- Не отговаривайся, ты прекрасно знаешь, что всё-равно ничего не выучишь, да и у меня тоже херня с учёбой. Хреновая успеваемость у нас в крови. 
Глеб замялся, часто дыша, - А чем можно продолжить? 
Вадим хитро улыбался, - Ну вот смотри, ты кончил, а я нет, так ведь не пойдёт, братишка. Подставляйся. 
Глеб ошарашено поглядывал на брата, - Я же болею, мне нельзя, Вадик, ну Вадик. А если мне плохо станет? - Вадим тем временем нагло поглаживал задницу смущённого Глеба. 
- Раком тебе станет, а не плохо. Глебка. пойми, если тебе станет плохо, то я знаю, как сделать, чтобы тебе было хорошо. В конце-концов сейчас главное, чтобы ты не замёрз. А как ещё можно согреться в этих долбанных квартирах без отопления и алкоголя, м? У тебя есть предложения? 
Глеб молчал, Вадиму видимо надоело ждать ответов своего очаровательного брата, он схватив его за талию, довольно таки аккуратно, но резко, поставил в позу. Прижавшись к нему пахом, Вадим сняв с себя остатки одежды, медленно провёл членом по анальному отверстию Глеба. 
- Братик, не зажимайся, а то будет больно и мне, и тебе. Лучше расслабься, ну или как-нибудь увлажни мой член. Всё просто, - Вадим ухмыльнувшись за волосы Глебе к себе, - Ты знаешь, эта идея нравится мне даже больше. В будущем тебе придётся ублажать многих девушек, так, что сначала возьми в рот у меня. Пройди, боевое крещение, - Вадим смеялся, - Это не больно будет, обещаю. Я тебе даже помогу. 
Глеб неуверенно прислонил губы к головке брата, - Давай, деточка, нам это так нужно снова, - держа Глеба за волосы, Вадим сначала медленно, потом всё быстрее насаживал его на свой член, - У меня руки устали, сам языком, что ли поработай, - Глеб поморщился. 
- Принц ты мой, голубоглазый, в твоей жизни тебе придётся сосать ещё ни один раз, не всегда физически конечно, но всё же. К тому же, ты куришь, у тебя навык есть, так что, давай. 
Глеб медленно облизывал член брата, представляя себе перед глазами, сигаретную пачку. 
- Блять, Глебсон, ну не настолько же буквально, - Вадим заржал, - Ещё всосёшь и я без хуя останусь. Но было неплохо, да. А теперь то, ради чего я и заставил тебя всё это сделать. Поворачивайся. Можешь глаза закрыть, если страшно. Или петь что-нибудь, будешь, тогда уж точно "не виноват, что у меня голос дрожит", - Вадим насмешливо изобразил интонацию Глеба. 
В стёкла квартиры застучали капли дождя с фиолетово-чёрного неба. 
- Ну вот видишь, как всё в тему. Молния трахнет небо и землю, а я нежно отымею тебя, - Вадим медленно вошёл в Глеба. 
- Блять.. Больно!.. - глаза Глеба увлажнились от внезапной разрывающей изнутри боли. 
Вадим, держа его за бёдра, осторожно трахал, стараясь не убить в брате всё детское и невинное восприятие. Член затвердел, Глеб помогающий себе руками, весь уже извёлся и не переставая стонать, старался прижаться к брату, как можно ближе. 
- Тебе хорошо? - Вадим тяжело дыша, задал полустонущий, полукричащий вопрос. 
- Да, только непривычно немного, вот. 
- Не слышу! Громче, братишка, громче. Тебе хорошо? 
- Да!! 
Глеб чувствовал, как движения Вадима становились всё более судорожными и наконец, резко дёрнувшись, он упираясь в спину брата, попытался выйти из тугого кольца мышц. Глеб плотно прижимая к себе руки Вадима, выгнулся сильнее. 
- Кончи в меня.. Я этого хочу, - Глеб содрогался всем телом. 
- Ты уверен, что ты точно в здравом уме? Ну что же, как хочешь. 
Мастурбируя член Глеба, Вадим кончил сам, и обессилено вцепился в спину брата. Глеб ощутил неприятное, но терпимое рассоединение. Несколько секунд помолчав, Вадим осторожно укрыл брата простынёй. 
- Ну, что, Глебушка, тебе тепло? - Вадим нежно шептал брату на ухо, стараясь сгладить боль, - Не больно было? Извини. 
- Терпимо, Вадик, терпимо. Главное, что мне тепло, - Глеб весь на возвышенных чувствах поцеловал брата в макушку. 
- Мне уйти, один будешь спать? 
- Останься, тут во время грозы одному весело, но не слишком приятно. 
- Ну что же, как хочешь, - Вадим обнял брата за талию, - Стоп. А мама? 
- Мама? А что мама? Мы же братья. Это нормально, спать рядом, моральная поддержка, или как-то так.. 
- Ладно, не суть, - ласково поцеловал брата в губы, Вадим уснул. 

За окном полыхнула молния. Небо порвалось. Начался кислотный дождь. 

Моя судьба - витой узор 
Моя - резная. 
Бок о бок по земле идём 
Себя не зная. 

Конец.
Категория: АЛЁНА МАЙЕР (ФОНАРИК) | Добавил: lunni (10.08.2011)
Просмотров: 2741 | Теги: category_слэш, рейтинг_NC-17, ВС_ГС | Рейтинг: 3.9/19
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Поиск