Суббота, 16.12.2017, 04:17
Приветствую Вас Гость | RSS

|Глеб & Бекря| и Фанфикшн

Карта сайта

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 360

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Авторы » АЛЁНА МАЙЕР (ФОНАРИК)

Специалист II
Автор: Алёна Майер (Фонарь) 
Название: Специалист II 
Категория: слэш. 
Пейринг: Вадим/Глеб 
Жанр: романтика (может быть в конце драма) 
Размер: миди. 
Рейтинг: PG-15/NC-17 
Описание: это такая хуйня короче, тут как бы не продолжение Специалиста и он с ним в принципе не связан, но всё по идее в том же доме. Место встречи изменить нельзя, лол. 
Предупреждение: RPS и ООС обоих братьев, неравномерное развитие сюжета, инцест (как будто кого-то этим напугаешь. хД), много приставаний, матершина. (в лучших традициях автора короче. хД) 
Статус: не окончен. (днём и ночью, днём и ночью не могу нормально кончить..) 
Комментарии: всё происходит после событий описанных в Специалисте, ня. Ах да. Там ещё осень, ага. А вообще пора заканчивать с шапкой, а то она получится больше, чем сам фанфик блин. 
Приятного чтения. 

Глава первая


Агата - Полетаем 

- Блять!.. Ну кого в ночи-то принесло, - Вадим протирая глаза поднялся с кровати, ища на полу босыми ступнями тапки. Стук не прекращался и казалось с каждой секундой становился только сильнее и навязчивее. Выглянув в окно, убедившись в том, что осень себе не изменила, всё так же поливая землю дождями, Вадим нашарив наконец мягкую обувь, завязав пояс на халате, скрипя ступеньками спустился вниз. Матерясь сквозь зубы, не стесняясь абсолютно того, что возможно человеку, который стоит за дверью это может быть мягко говоря несколько неприятно, он продолжал покрывать неопознанного ночного гостя отборной руганью. 
- Да что ж вам всем-то надо, пидоры блять! - открыв дверь, Вадим с трудом разлипая постоянно закрывающиеся от не прошедшего ещё сонного состояния веки, попытался рассмотреть пришельца, - Дома сидеть надо в такую погоду! А не по улицам шляться! - злобе Самойлова старшего казалось не было придела. Она всё вырывалась из него короткими вспышками, не менее коротких и крепких исконно русских слов. 
Распрямившись из своего сутулого состояния, незнакомец отбросил с лица насквозь промокший капюшон и поднял голову, озябшими пальцами сбивая пепел с тлеющей в пальцах сигареты. Слегка заикаясь, с каким-то укором, он произнёс, - Ну что за хамское поведение, а? Может впустишь сначала, я замёрз блять до смерти. 
Отодвинувшись от двери, Вадим обескураженный такой наглостью, уступил дорогу человеку, не до конца ещё осознав, кого же всё-таки чёрт к нему ночью затащил. 
Сбросив с плеча спортивную сумку, в которой видимо были какие-то необходимые вещи, парень взъерошил влажные от дождя волосы, тут же снимая с себя промокший насквозь плащ. 
Вадим стоящий в проходе, остолбенело упёрся глазами в до боли знакомый с детства истёршийся, заношенный от времени свитер, на котором проступили влажные пятна. Потянул носом воздух, подобно собаке-ищейке, стараясь уловить хоть что-то знакомое. Сомнений не было, но не сон ли это? Что бы вот так вот, просто прийти посреди ночи с сумкой, полной вещей, поразмыслив пару мгновений Вадим кивнул, понимая, что такое внезапное появление и наглое поведение с ним, мог позволить только один человек. И несомненно было то, что именно этот человек сейчас, стоял перед ним, демонстрируя свою худую спину со знакомым ожёгом. 
Круто повернувшись на носках "пришелец" наконец удостоил Вадима вниманием: 
- Здравствуй, Вадик, я пришёл, - откашлявшись пару раз, доводя голос до привычной хрипоты, он улыбнулся краем губ, знакомой до тошноты, но от того, не менее приятной улыбкой. 
- Глеб, ты?! - Вадим наконец понял, что всё это не мираж, не последствия алкогольного забытья, да и на бред это было не слишком похоже. Его младший брат, а точнее, Глеб Самойлов стоял перед ним, с крайне уставшими холодными, пронзительными бледно-голубыми глазами. 
Глеб странно взглянул на Вадима, помахал перед ним пару раз рукой и только убедившись в том, что тот от неожиданности не впал в ступор, заговорил, присаживаясь на сумку и подперев подбородок руками. 
- Ну, я.. - Глеб ухмыльнулся, - И что? 
Вадим ещё раз несколько раз помотал головой, стараясь отогнать сон. Убедившись в том, что сном это не было, он уселся рядом на пол. 
- Не "что", а что ты тут делаешь? - Вадим кашлянул, - Тем более в такое несколько неподходящее для визитов время. Я вроде бы спал. 
Глеб нахмурился, удручённо вздохнув, - Может быть ты мне чайкофе предложишь всё-таки сначала, или там... Ну.. Душ, одежду, кровать, еду.. Кстати куда у тебя можно вещи положить? - вставая с сумки Глеб решительно направился ходить по первому этажу в поисках шкафа, или хотя бы полки. 
Поднявшись за ним Вадим только сейчас заметил, как сильно дрожал его младший брат, как промокла его кофта, и что с волос текло почти ручьём. Носки видимо тоже отсырели, так, как куда бы не пошёл Глеб, за ним тянулась цепочка влажных отпечатков. Отложив на время, так мучивший его вопрос, Вадим решил, привести брата в хотя бы относительный порядок. Здоровье у Глеба, с детства отличием не отмечалось. 
Вытащив из ванной халат, чистое бельё и носки, прихватив с собой полотенце, он отправил Глеба на кухню. В этом небольшом помещении, всегда было тепло от жара батарей и готовящейся еды. 
Вальяжно раскинувшись в кресле, сложив обе ноги на батарею, Глеб казалось таял от удовольствия и оказываемого ему внимания. Спустя некоторое время Вадим наконец увидел перед собой, подобие своего брата. Одетый в сухое, с высушенной головой и чашкой чая с ликёром в руках, Глеб зевнув, расплылся в ухмылке: 
- Вадик, а ты рад меня видеть? 
Вадим окинув взглядом сушащиеся на батареях носки, трусы и штаны, замялся и помедлив кивнул, - Рад-то рад. Но что ты блин тут делаешь в три часа утра? 
Глеб помедлив, отпил из небольшой бутылочки ликёр, - А ты знаешь, я к тебе, пока Костя не образумится.. А то как-то у себя в квартире одному тоскливо, ты надеюсь не против? - Глеб приподнял бровь, ожидая реакции брата. 
- Не против вроде, только мог бы предупредить что ли.. А то мне тебе даже уложить спать негде, - Вадим вздохнул. Да, братишка не изменился совсем. Всё так же уходит и приходит. Но, на то он и брат, что его любым принять надо. 
Глеб скривил губы, в по-детски недовольной улыбке, - А ты что, без кровати что ли спишь? 
- Я с кроватью, а к чему это ты? - Вадим недоумённо нахмурился. 
- А меня к себе не пустишь? Ну какой же ты брат-то после этого, - Глеб раскачивался туда-сюда, отталкиваясь от пола носками, - Видимо придётся мне в кресле спать. Тут так удобно знаешь, мне даже нравится, только принеси мне одеяло, а то я ночью замёрзну. 
- Я-то пущу. Вот только ты со мной не ляжешь, а на полу я спать, прости, даже ради тебя не собираюсь - Вадим был несколько удивлён. 
- А кто тебе сказал, что не лягу? - Глеб рассмеялся, - Может мне это.. Тепла человеческого не хватает, во, - с задумчивым видом он поднял указательный палец вверх, как бы подтверждая этим свои слова, - Нет, ну я конечно не блядь, чтобы ложиться к первому, - Глеб тихо рассмеялся, - Кто откроет мне дверь, но ты же мой брат всё-таки. К тебе можно. 
- Ну если уж ты разрешил мне, лечь в мою же кровать с тобой, то ладно. Будем считать, что для сна у тебя место есть, - Вадим усмехнулся, отпивая из кружки чай. 
- Противная погода. У вас тут такие дороги блять, я почти два километра тащился по грязи и лужам, потому, что видите ли у таксиста накрылся двигатель, - Глеб с громким стуком поставил кружку на стол, - Идиотизм. За что я им только деньги плачу. 
- Не бунтуй, братик. Я специально место выбирал, чтобы никто лишний не дёргал, - Вадим успокоительно похлопал его по плечу. 
- А я значит не лишний, раз знаю куда идти? Нет ну я конечно стучался блин во все ближайшие дома, чтобы понять, куда мне переться, меня конечно пугались всякие старушенции, вот ведь мерзкие бабки, - Глеб повысив голос на несколько тонов изобразил видимо одну из них, - Я вас не пущу, потому, что вы молодой человек, странно выглядите. И не пейте, я пьяных боюсь. Брр, как будто их кто-то просил меня впустить.. Они что вообще не знают кто такой Вадим Самойлов, нет? И это учитывая, что я ни капли алкоголя, ни сегодня, ни вчера в рот не брал. Просто, блин.. Ну я посмотрю, как они ночью идти по дождю будут, с перевешивающей сумкой! - выдохнув накопившуюся злобу, Глеб откинулся на спинку кресла, отпивая глоток чая, из наполненной Вадимом кружки, мысль о идущей ночью старушке видимо его крайне забавляла потомучто он наконец-то улыбался какой-то странной, садистичной улыбкой, и добродушно смеялся, чего за ним Вадим давно не наблюдал. 
- Да когда это ты лишним был, Глебушка! Тем более у меня в доме, - душа Вадима наполнялась давно забытым ощущением тепла и спокойствия, как в те далёкие дни, когда они с Глебом сидели в кухне их небольшой свердловской квартирки в ожидании родителей и болтали о всякой ерунде, над ней же и смеясь. 
Глеб развёл руки в стороны, будто бы пожимая плечами, - Ну, а откуда знаю, может у тебя девушка, или кто-нибудь там ещё.. А я тут такой, о-па не ждали! 
- Даже если бы они были, подвинулись бы куда-нибудь. Ну, а если их нет, то и хуй с ними. Нет.. Я всё-таки рад, - Вадим улыбался наблюдая за тем, как Глеб несколько смешно оттопыривает мизинец, когда пьёт чай, и слегка морщится, если задевает горячую кружку, - Ты мил до безобразия, братик. 
Глеб тут же смутился и натянул на себя выражения лица, побитого опытом циника, - Это я с тобой мил, а так я это.. Неприступная стена, мать вашу! - расхохотавшись он закурил в распахнутую форточку. 
- Ты похож на кота, Глебка, похож так, что мне аж смешно, - Вадим накручивал на палец прядь своих волос и смеялся. 
- Чем это вдруг? 
- Ты просто так следишь за струйкой дыма от тлеющей сигареты, - Вадим усмехнулся, - Туда-сюда, туда-сюда.. Иногда мне кажется, что ты куришь, только ради того, чтобы снова её увидеть. 
Глеб сосредоточенно уставился на танцующую в воздухе нить, сотканную из дыма, - А ты знаешь, это действительно увлекательно, раньше не замечал, - хмыкнув он глянул на Вадима, - Ты чего на меня так странно смотришь? 
- Наблюдаю за тобой, Глебушка. Ты - за дымом. Я - за тобой. 
- Не парься, - Глеб сделал великодушный жест рукой, - Я - не дым. В воздухе не растворюсь. Кстати уже не помню когда мы в последний раз с тобой так сидели и пили что-то не алкогольное, просто так. 
- Я тоже.. Но пожалуй это неплохо. Прямо, как в детстве, помнишь? 
- Помню-помню. Вадик, а, Вадик, - Глеб зевнул, не успев прикрыть рот, - Я спать хочу. 
Вадим встрепенувшись тут же подскочил, - Так чего сразу не сказал-то? Пошли тогда. 
Поднявшись по лестнице, Вадим открыл перед Глебом дверь спальни. Самойлов младший присвистнул, - Да уж.. Да тут и на четверых места хватит.. А я худой, ну точно помещусь, - потупив глаза он глянул на Вадима, - А у тебя пижамы случайно нет? 
- Какая пижама? Алё! Глеб, тебе почти сорок, зачем тебе пижама, придурок, - усмехнувшись Вадим дал Глебу лёгкий подзатыльник, - Устраивайся, малыш. Надеюсь тебе будет удобно, - Вадим сняв тапочки зашлёпал босыми ногами по полу. 
- А ты куда? - Глеб подошёл к кровати, решая с какой стороны лучше спать. 
- В душ я, в душ. 
- Зачем это? 
- Ну. Перед сном положенно мыться, Глебушка, если ты раньше не знал, или, что вероятнее не успевал, - Вадим скрылся за дверью душевой. Спустя несколько минут послышался вскрик и ругань. 
- Вадик, красненький кран - горячая вода! Ты же не дальтоник, чтобы путать, - усмехнувшись Глеб развалился на кровати, заворачиваясь в одеяло и устраиваясь поудобнее на подушке. Наконец нужная позиция была найдена и он довольно улыбаясь смотрел в потолок. 
Спустя несколько минут, распахнулась дверь и вместе с паром в комнату явился Вадим. 
- Ты похудел.. Тебе идёт, Вадик. 
Вадим забрав из шкафа ещё одно одеяло, лёг рядом с Глебом. Как назло Самойлов младший тут же начал вертеться, от чего кровать издавала не то скрипы, не то хрипы, звуки вобщем-то не слишком приятные. 
- Может хватит уже дёргаться, а? - Вадим засмеялся, устало зевая, - Ложись спать уже. 
- Ладно-ладно.. - буркнув что-то под нос, Глеб отвернувшись от брата засопел. 
- Да ну, не обижайся, Гле-е-еб, я просто хочу нормально поспать, а то блин, разбудил меня видишь ли в три часа утра, так нет же, и сейчас спать мешает, - голос Самойлова старшего усыплял и его, и Глеба. 
Посреди ночи Вадим проснулся, от чьего-то тёплого дыхания на своей груди, опустив глаза вниз, он с удивлением заметил, что Глеб лежавший сначала, чуть ли не в другом углу, довертелся до того, что лежал уткнувшись носом в грудь Вадима и тихо похрапывал, обняв его руками. Глебово одеяло валялось на полу, и он стараясь наверное согреться, жался к старшему брату. 
- Глеб, тебе удобно? - Вадим слегка тормоша брата, осторожно потряс его за плечо, - Может одеяло своё возьмёшь и укроешься всё-таки? 
- Удобно мне, удобно, ага. Тепло и уютно, - голос Глеба был глухим, тихим, но почему-то невероятно добрым и спокойным. 
Погладив младшего по голове, Вадим вздохнув вернулся обратно к дрёмам, - Ну значит спи так.. Хотя бы не дёргаешься. 
- Ага, ага.. - Глеб окончательно вырубился. 
Дёргаться Глеб действительно перестал, и всю ночь тихо, умиротворённо сопел, плотно прижавшись к Вадиму. Впервые за долгое время было тепло, спокойно и никто никого никуда не торопил. 
Темноту комнаты разрезал только тихий храп обоих братьев. 

Глава вторая


Агата - Щёкотно 

На улице творилась до безобразия отвратная погода. Осень в этом году было до отвращения противна. С утра, до ночи лил непонятный мерзкий дождь, как будто бы это было какой-нибудь там Лондон, ну или, как минимум Петербург. А впрочем, такая погода погружала братьев, в привычное для них состояние тоски и меланхолии. В этом-то наверное и было то самое странное, чего ни один нормальный человек понять не может. Намного уютнее и внутренне и снаружи, им было в эту промозглую серую осень, которую так неправильно описывают во всех школьных учебниках, красками золота, багрянца и прочими оттенками этих цветов. Настоящая осень - серая. С улетающими птицами, которые в принципе ничего не решают, с людьми кутающимися в воротники и шарфы. И да, правда была такова: в таком состоянии им обоим было легче. Лёгкий аромат сырости с улицы, сигареты в пепельницах и чай стынущий на подоконнике. 
Вадим в отличии от уставшего, запарившегося с дороги Глеба, встал первым. Ещё раз убедившись, что брат исчезать никуда не собирается, он стараясь вести себя, как можно тише, вышел на кухню. Прислушавшись к тихому сопению, Вадим усевшись в кресло поставил чайник на плиту. 
Сняв с батареи высохшие за ночь вещи Глеба, он расстегнув молнию на сумке аккуратно укладывал их внутрь. Н-да.. Несколько футболок, пара штанов и носков. Либо Самойлов собирался в спешке, либо хотел поскорее покинуть помещение в котором находился. 
Поздно, милая дамочка, поздно.. 
Карие глаза Вадима, затмила пелена непонятной грусти. Если его родной брат, этот эгоистичный циник, в образ которого он так прекрасно вжился, сам пришёл к нему из города, пешком, ночью, значит всё было плохо, причём настолько плохо, что Глеб даже не стал пить. Такое бывало редко. Иногда, когда мелкие неурядицы и проблемы бесили Самойлова младшего, он просто напивался, махнув на всё это широким жестом. Но если он был трезв, значит всё было настолько кошмарно, что даже алкоголь - вечный друг, спутник и враг, не мог заглушить этой боли. Вадиму до пробуждения брата, оставалось только гадать, что же такое могло случится. 
Сотворив из нескольких, найденых в холодильнике яиц и помидоров, смесь молока и желтков, он после ожесточённого мешания залил на сковороду густую жидкость, из которой в последствии должен был, по его мнению получится омлет. Навязчивая идея разбудить брата и расспросить его, не давала ему спокойно готовить. Омлет пригорал. Вадим недовольно вздохнул, опуская еду со сковородки на тарелку. 
Сверху послышались какие-то шевеления. Глеб, видимо разбуженный манящим запахом еды спускался вниз, слегка пошатываясь от долгого сна. 
- Доброе утро, Вадик, - на лице Самойлова блуждала хмурая, но тем не менее доброжелательная полусонная улыбка, - Тапки есть? Мне холодно, - опускаясь в кресло Глеб подцепил вилкой кусок омлета, - Наконец-то еда! 
- А ты не ел давно что ли? - наблюдая за тем, как Глеб уминает во всю его кулинарные усилия, он вздохнул, прикуривая сигарету, - Он же подгорел, неужели вкусно? 
Глеб не отрываясь от тарелки, махнул вилкой, - Да плевать! Я голден. Всю ночь блять шёл, а единственной жидкостью которая попадала мне в рот, был дождь, - прожевав кусок, Глеб вальяжно раскинулся в кресле, - Спасибо, В-а-а-дик. 
- Ага, пожалуйста, - голос Вадима потеплел, - Дурак ты, Глеб.. Дурак.. Позвонил бы, я б заехал за тобой.. Заболеть же мог в конце-то концов! 
- Некогда звонить было, прости. К тому же не хотел, чтобы ты так далеко ехал, ну, - Глеб махнул рукой на чайник, - Вадик, налей мне чаю, а. Ну или кофе, если есть, а то я чай не слишком-то люблю. Трава с водой, и не торкает нихуя. 
Вадим подошёл к плите, доставая с верхней полке сахарницу и кофейную банку, - Как спалось кстати? - улыбаясь каким-то своим мыслям, он наполнил стакан кипятком. 
Глеб поморщился, - Растворимый? Ффу. Ну ладно хоть так. А спал хорошо, да.. Даже как-то странно, что так хорошо, - сделав небольшой глоток, Глеб ухмыльнулся, - А что? 
Вадим доедая остатки несчастно растерзанного омлета, хитро улыбнулся, - Да ничего.. Просто ты как-то раньше не особо изъявлял желания со мной спать.. А тут прямо так, с такой охотой, в чём причина? 
Глеб замялся, - Я соскучился просто, понимаешь. Мог бы квартиру снять, да вот, нет.. 
Пришёл к тебе, - губы Самойлова младшего задрожали. 
Вадим наблюдая за вдруг увлажнившимися глазами Глеба заволновался, - Ты чего, плачешь что ли? Глебка, ну.. 
Глеб замахал руками, протирая веки, - Мне пар в глаза попал, не думай, - поджав колени, Глеб опустил голову. 
- Глебушка, родной, ну что ты? Успокойся.. Что бы у вас ни было с Костей, ты не должен из-за этого плакать, ты у меня такой замечательный, такой гениальный, такие стихи пишешь.. Ну-ка не кисни! - Вадим не выдержав просто так смотреть, на то, как брат сжирает себя изнутри и встав с кресла подошёл к нему, - Милый, не плачь.. Ну как мне тебя успокоить, а? 
- Вадик, ты знаешь, мне сейчас так плохо, блять.. Вадик!.. - Глеб не сдерживаясь тихо плакал обхватив голову ладонями. 
- А что ты сделал? - Вадим говорил, как можно тише, чтобы не тревожить и без того нервного, державшегося уже на грани истерики Глеба. 
Глеб подняв заплаканные глаза на брата, помолчал, потом совсем тихо добавил, - Помоги мне.. Помоги мне забыться, Вадик, пожалуйста. Мне этого так сейчас хочется, - перекинув ногу через подлокотник кресла, Глеб за свитер, подтянул к себе Вадима, неуверенно касаясь его губ своими, - Помоги мне, пожалуйста, Вадик, ты мне сейчас так нужен, прошу.. - Глеб плотно прижимал к себе тело старшего брата, будто пытаясь впитать его тепло в себя - Я такой дурак.. Вадик, я такой дурак.. - губы дрожали от этого, зубы постоянно впивались в губы и язык Вадима, тот несколько озадаченный, быстро вернулся к реальности, осторожно укладывая Глеба под себя, прижав его к спинке весом своего тела. 
- Забыться говоришь?.. Давай забудемся, родной, давай, - влажные губы Глеба скользили по его щеке, - Ты у меня такой прекрасный, Глебушка, такой нежный.. - Вадим ласково впился в чуть приоткрытые, мокрые от слёз губы брата. Языки будто бы танцевали медленный, невероятно сладкий танец, полный ощущений. Глеб не выдержав, потёрся пахом о бедро Вадима, издавая тихий, томный стон, - Вадик.. Я тебя.. - остаток фразы затерялся в очередном вскрике, Вадим медленно, чуть нагло и развязно провёл по напрягшемуся в трусах, члену Глеба. 
Склонившись над Глебом, Вадим ласкал языком его рот, - Я знаю, милый, я знаю, - интенсивно разминая затёкшую плоть брата, Вадим удовлетворённо улыбался, когда с губ Глеба срывались дрожащие, пошлые стоны, - Ещё немного.. Пара секунд, я чувствую.. Ещё немного и ты.. 
Глеб тяжело дыша уткнулся носом в плечо Вадима, - Да, Вадик, да, - сбившееся дыхание никак не желало возвращаться в обычный ритм, выдавая невероятное возбуждение, которое терзало его, за несколько секунд до этого. 
- Глеб, мне кажется, или иметь тебя в одежде становится традицией? - Вадим тепло улыбался, смеясь добродушно, но не без доли иронии. 
- Мм.. - Глеб задумался, - Считай это ритуалом, таинством, показателем чувств, как хочешь, Вадик, сигареты есть? 
Достав из кармана брюк пачку, Вадим протянул ему сигарету, прикуривая сам, - Держи. 
Глеб выпустив в воздух струйку дыма, - Спасибо, Вадик, поставь чайник, а то мне так лениво вставать, бли-и-н, - Вадим собирался подняться, но Глеб задержал его, - Куда ты? Можно же и рукой дотянуться, - прижавшись к Вадиму, Глеб медленно вдыхал запах его крепко заношенной кофты. 
- И что мне теперь вставать нельзя что ли? - Вадим улыбнулся. 
- Я же сказал, что соскучился, не пущу.. Плита рядом, посиди со мной - Глеб ухмылялся. 
- Ну, ладно, милый, ладно. Давай посидим, - Вадим аккуратно убрал прядку своих волос с лица Глеба, - Знаешь, ты такой красивый, чёрт.. Даже странно, что мы с тобой, хотя и росли в одной семье, под одной фамилией, с одними же родителями - такие разные, не находишь? 
Глеб задумчиво поглядел в глаза брату, - Я не нахожу. Я вижу. А ещё, знаешь, что нас объединяет, даже больше, чем чувства? 
- Что? 
- Мы оба обречены, - Глеб мрачно усмехнулся, - Причём даже не важно на что. Обречены и всё тут. Это, как вечная игра в русскую рулетку. 
- Какое сегодня число, Глеб? - Вадим осторожно прижал к себе худое тело брата. 
- Не знаю, а ты куда-то торопишься? 
- Нет, почему, просто мне кажется, что мы с тобой уже целую вечность так сидим. 
Глеб судорожно вздохнул, прикасаясь кончиками пальцев к щеке Вадима, - Если бы вечность была такой, я бы наверное даже обрадовался, такой тёплой, уютной и родной вечности. 
- Правда? 
- Правда. Но знаешь в чём подстава, Вадик? Наша с тобой вечность никогда такой не будет. За всё, что мы с тобой натворили, и я надеюсь ещё натворим, мы будем в совсем другой вечности. Душной, тесной, противной до омерзения, - Глеб стянул с Вадима свитер, нежно покрывая поцелуями плечо, - Ты не против? Кстати, Вадик, - усмехнувшись, Глеб оставил на плече синевато-лиловый засос и следы своих зубов, - Ты не заметил, что мы с тобой, как евреи? 
- Почему это? - Вадим недоумённо взглянул на брата. 
- Именно поэтому. Мы задаём друг-другу слишком много вопросов, а иногда ведь, даже и не отвечаем на них. 
- Например? 
- Ты меня любишь?.. 
- А это вопрос? 
- Вот видишь, - Глеб вздохнул. 
- Я не это имел в виду. Я просто был уверен, что ты и без того знаешь, что это так же естественно, как аксиома, как воздух, как само существование жизни. Это не требует доказательств, понимаешь? Ты же мой брат, как я могу тебя не любить. Ебанутый немного, с какими-то суицидальными наклонностями и пристрастием ко всякой дряни, но мой. Слышишь? Мой, - Вадим наклонился к Глебу, легко прикоснувшись к нему губами. 
Самойлов младший увернулся, - Да нет.. Я не про братскую любовь, хотя мне было интересно послушать.. Я про наши отношения, чувства, что ли. Не знаю, как это точно назвать. 
- Глеб, а, Глеб, когда ты уже поймёшь, что, - Вадим приподняв Глеба за подбородок, с вниманием и каким-то внутренним посылом посмотрел ему в глаза, - Что я не шлюха из борделя, и ложится в кровать с тем, кто захочет и предложит, не буду, если не пойму, что мне этот человек нужен. А в данном случае - ты. И никто больше. 
Глеб потупив глаза, посмотрел на Вадима, - А как же шлюхи? Ну, настоящие.. Ты ведь тут один несколько месяцев уже, а может и больше, с кем ты спишь тогда? Хотя нет, - Глеб провёл языком по губам, будто пробуя слово на вкус, - Спать можно с любимыми, с остальными - трахаются. Так вот, кого ты тогда трахал, Вадик? 
- Никого, - Вадим заматал головой. 
- Вообще? - Глеб уставился на него, как будто вместо его брата, вдруг появилась что-то такое, что не поддавалось описанию, - Это как так? 
- А я блядей, за людей не считаю. Да и вообще не считал сколько их тут было. Они тут же уходили. Дешёвые - пахли водкой, много матерились и уходили, оставляя после себя, только противное опустошение. А те, кто подороже, - Вадим нахмурился, - Тошнотворными подделками французских духов, кремами и какой-то ещё косметической хуйнёй. Ты знаешь, я их даже не целовал. Мне противно было, - Вадим поморщился. 
- Неужели? Тогда, если судить по твоим словам, я - дешёвая блядь, да? - Глеб горячо выдохнул на губы Вадима. 
- Ты? Нет. 
Глеб медленно провёл кончиком языка по губам Вадима, - А в чём собственно разница-то? 
Вадим обнимая Глеба, где-то под лопатками, напористо ласкал языком его рот, - Тебя я целую. С тобой я сплю. И в конце-концов с тобой я занимаюсь любовью. Не трахаюсь, не имею, занимаюсь даже не сексом, но любовью. И даже если я увлекаясь, причиняю тебе физическую боль, ты отвечаешь тем же. Той же волшебной, сладкой, манящей любовью, - Вадим тихо шептал в полураскрытые губы Глеба. 
- Тщщ, не балтай о том, что можно сделать прямо здесь, и прямо сейчас, - Глеб поднёс палец к губам Вадима, требуя этим жестом от него тишины, но тут же содрогнулся от требовательного языка брата, который ласкал его пальцы. Ощущения были приятными, горячими, Глеб увлёкшись, добавил второй и начал интенсивно вбиваться в рот Вадима. Тщательно вылизав пальцы Глеба, Вадим вдруг резко отстранился и вытирая рукой капающую с губ слюну, спихнул Глеба на пол. 
- Малыш.. Ты такой милый, но кажется путаешь позиции, правда? - аккуратно придерживая брата за голову, Вадим сильно ударил его об пол. 
Глеб ошарашено моргал, не понимая спешности событий и подобного с собой обращения, - Вадик, ты чего? - чувствуя, как по затылку заструилась кровь, Глеб неприятно поморщился, - Сдурел? 
Вадим медленно расстёгивал пуговицы Глебовой рубашки, надавливая руками ему на грудь. Во время очередного хриплого дыхания брата, Вадим резво провёл языком по губам и грубо, но достаточно нежно проник во влажное, жаркое пространство его рта. Настойчивый язык кусал и облизывал все чувствительные точки, заставляя Глеба выгибаться от этих томных, пошлых, наглых, но тем и приятных движений. 
- Вовсе не сдурел, милый мой, просто ты так близко, - Вадим, что-то промурчал, - Что грех не воспользоваться.. К тому же что-то не вижу я, чтобы ты был особо против, сладкий мой, - нежно зализав ранку на губе, Вадим продолжил, - Не сладкий, нет.. Солоноватый, тянущийся, медленный, плавный, да.. Ты даже не представляешь, какой кайф мне доставляет целовать тебя, твои губы. Искусанные, родные, близкие.. Почему ты так нервничаешь? 
Глеб приподнял голову охотно отвечая на поцелуй, - Я не нервничаю.. Просто понимаешь, - Глеб растягивал слова, с каким-то особым вкусом, - Мне больно блять! 
Кровь течёт, а тебе лишь бы целоваться, - недовольно скривив губы Самойлов младший устало вздохнул, - Что ещё придумаешь? 
- Глебушка, ты себя ведёшь так, как будто мне никогда не отдавался, никогда со мной не пил и вообще не представляешь что такое секс, ну, смешной ты, странный немного. Интересно почему же вы поссорились с Костей, м? Может потому, что ты слишком настырен был? - Вадим несколько раз обвёл языком возбуждённый сосок Глеба сильно прикусывая его зубами, - Или наоборот вёл себя - хуйня хуйнёй? Хотя нет.. Не верю, что мой очаровательный братик, моя очаровательная шлюшка, будет чего-то стеснятся. 
Глеб закатил глаза, поглядывая то на брата, то на своё несколько неприличное поведение, - Вадик, с чего это ты вдруг так резко решил преступить к действиям, а? 
Вадим наклонился к Глебу, горячо шепча ему в губы, - А тебе нужно медленно? Романтично, ласково, да? - Самойлов старший наотмашь ударил Глеба по лицу, - Ну прости, такого не будет, пока я этого не захочу, правда ты можешь быть спокоен. Я не тиран, всего лишь получаю то, чего хочу. 
- Блять, Вадик.. - Глеб заныл, - Что за истерия на тебя напала? Мне больно и жарко, ну. 
- Тогда может быть тебя нужно всего лишь раздеть? - Вадим разорвал тонкую ткань рубашки, обнажая грудь Глеба, - Ты у нас такой хорошенький, такой прямо таки невинный со мной. Правда? 
Глеб недовольно ругнулся притягивая к себе Вадима, пролез пальцами под рубашку массируя тёплую поверхность кожи, - Вадик, может не будем усложнять? 
- Ну зачем же так.. - Вадим ласково облизал выпуклость на трусах Глеба, - Неужели тебя не нравится такое вот почти постыдное подчинение? 
- Нет.. - Глеб огрызнулся, но стон смешанный с возмущением не скрыл возбуждения, - Вадик, почему у нас всегда всё так быстро? Я не успел даже ничего объяснить.. А ты уже, вот так вот.. 
- Я просто стараюсь успеть, ничего более, милый мой, успеть обладать тобой, пока нам ничего не мешает, пока нет никаких лишних, ненужных людей, которые раздражают нас обоих, - голос Вадима потеплел. 
- Вадичка, иди ко мне.. - Глеб прижавшись губами к шее Вадима, осторожно перевернулся, лаская языком губы брата, - Я тебя хочу.. - нежный, горячий язык настойчиво посасывал кончик языка Вадима, то пропадая куда-то, то с новым усилием напористо проникая в рот, - Я иногда тебя боюсь.. Но хочу я тебя ещё больше, уже очень-очень давно. 

- Заткнись, - Вадим сильно укусил младшего брата за нижнюю губу, - Я люблю тебя, милый, - А ещё я тебя изнасилую прямо сейчас. 
- Сейчас? Правда сейчас? - Глеб рассмеялся пальцами залезая Вадиму в трусы, - А ты не думаешь. что насиловать буду я? Что я вот сейчас так возьму, - сжав возбуждённый член Вадима, Глеб хмыкнул, - И изнасилую тебя. Вот так вот, сам, сейчас. 
- Ну и что? Сегодня ты, а завтра я, хороший мой. Ты у меня великолепный любовник, я знаю. Очаровательная шлюшка. Пусть и на одного, зато какая. 
- Не, ну если так.. - Глеб поднялся, - То не надо. Я уж лучше завтра дождусь, - свалившись в кресло Самойлов заржал, - Я чай хочу, Вадик, и сигарет. 
- Держи, идиот, держи. 
- Держу, держу блять, - Глеб съязвил прикуривая предложенную сигарету, - Вадик, а поехали завтра гулять? 
- Погода хуёвая, Глебушка, куда? 
- Ну... Не знаю, в парк например. Уточек там покормить, чего-нибудь ещё, а тебя что-то держит что ли? - Глеб ухмыляясь смерил взглядом Вадима. 
Вадим замялся, - Да я.. Я должен был с женой встретится, деньги передать на ребёнка, ну. 
- Когда твоя девчёнка говорит "люблю" это наебалово равное нулю, - прошипев в ухо Вадиму эту фразу известную ему по словам Никонова, он аккуратно стряхнул пепел на ковёр, растирая его по поверхности тапком, - Поэтому я с девками и не общаюсь, всё просто, Вадик. 
- Конечно! Я всегда знал, что ты гей, милый, - Вадим ухмылялся, растягивая губы в улыбке. 
- Ну так.. По мелочи, знаешь же. Нормальной Самойловской ориентации. 
- Так. Ладно, нормальноориентированный, иди-ка ты в чулан за лампочками, а то сейчас, как перегорит тут всё нахуй. 

Агата - Чёрная луна (remixed 4:12) 

Глеб спотыкаясь на ступеньках дошёл наконец до чердака. Внутри небольшого помещения под крышей было душно и тесно. Стукнувшись лбом о швабру стоящую в углу, Глеб нашёл в ящике несколько лампочек и собирался было спустится, но что-то такое непонятное наполо на него, от чего он присел на пол. Хотя лампочек во всём доме было полно, электричества здесь почему-то не было. Оно и понятно.. Кому нужен свет в чулане-то? 
Присев в добротное, отцовское кресло, которое Вадим не стал выкидывать видимо из-за памяти, Глеб уставился в светлую точку на стене. Невероятная усталость вдруг навалилась на него так же, как медведь наваливается на утомлённую и замёрзшую от погони жертву. 
- Блять.. 
Всё складывалось как-то совсем не так, как он думал, когда шёл сюда в ночи по промозглой погоде. Вадим почему-то даже не обиделся, не психанул, как иногда бывало, а просто впустил в своё жилище предоставив ему - Глебу, всё, что нужно было для существования. 
Дверь скрипнула, - Эй.. - голос Вадима раздался где-то совсем близко. По шуршанию и движению звука, Глеб понял, что старший брат сел на пол и сейчас наверняка за ним пристально наблюдает, - Может всё-таки расскажешь, что у вас с Костей случилось? 
Глеб повернулся на голос, - А что рассказывать? Ну давай.. Расскажу, если вспомню что, - задумавшись Самойлов начал, - Я раньше и не знал, что Костя оказывается такой ревнивый.. Этот Костя, такой невинный и чистый.. Такой ревнивец! Блять. Значит так.. У нас был концерт, ну и мы после него выпили немного, пошли погулять, чтобы проветрится.. И вот там опять какая-то фанатка, - Глеб вспылил, - Блять! Да откуда они все берутся-то когда не нужно?! Продолжим.. И я уже не помню, как так получилось.. Или я был слегка пьян, или она через чур. Короче она подбежала, а ведь симпатичная.. Блондинка такая.. С грудью.. - Глеб закурил. 
- Блондинка с грудью значит.. Это многое объясняет, - Вадим ухмыльнулся, - Продолжай. 
- Ну вот она подбежала и поцеловала меня! Взасос. Блять.. Вадик, я был пьян и даже не виноват!.. Не успел сообразить. А Костя.. Костя так на меня.. Так странно на меня посмотрел, нахмурился, оскалился и ушёл. 
- А дальше? 
- Ну.. Это всё вроде. Приревновал вобщем. Хотя я эту девку.. Ну блять.. Я её даже на знаю. Блять!.. - Глеб вздохнул, в голову не шло ничего другого. 
- Из-за этого только?? 
- Ну да.. 
Вадим рассмеялся, но тут же подавил смех, видя, что Глебу не до шуток, - Блин.. Да если бы я так же реагировал на каждую блядь, ты бы давно уже мёртвым валялся. 
- Так это ты.. А это Костя! Понимаешь? 
- Не понимаю, - Вадим подошёл, стараясь не напарываться на всякие вещи на полу и мягко обнял Глеба за плечи, - Не переживай только, ну. Глупость же.. 
- Ты думаешь? - Глеб на ощупь дотронулся до щеки Вадима сжав его за руку. 
- Я знаю, - Вадим осторожно, даже нежно прикоснулся к его губам. 
Тёплое дыхание брата и душная атмосфера комнаты подавляла сопротивление. Глеб обнимая Вадима пролез руками под его кофту, облизал губы и настойчиво надавливая внутри языком, ответил ему на поцелуй. 
- Малыш, ты такой милый.. Мне даже смешно. К чему этот образ обкуренного циника, м? - Вадим усадил Глеба к себе на колени. 
Оторвавшись от его губ Глеб запоздало ответил, - Не знаю.. Девушкам нравятся циничные, неправильные мужчины, - хмыкнул, - Невероятно, но работает. 
- Но тебе же ведь девушки не нравятся?.. Зачем тогда? 
- Образ, Вадик, образ.. К тому же иногда так приятно иногда пренебречь правилами и наплевав на всё целоваться со своим братом, - Глеб рассмеялся. 
- Признаю.. Приятно. Но, Глеб.. Может быть мы спустимся всё-таки вниз? Тут тесно и неудобно. К тому же.. Я отправил тебя за лампочками, а не за душевными терзаниями, - Вадим потянул за собой брата. 
- Ну пошли, пошли. Я хочу пить. У меня в горле пересохло. 
На кухне весело засвистел чайник, пирожные из холодильника поглощались обоими Самойловыми с завидным аппетитом. 
Облизав губы испачканные в креме, Глеб поинтересовался, - Гулять-то педем? 
- Поедем, ага.. Попозже только. Дай мне отдохнуть немного, ладно? 
- Ну ладно, ладно.. Отдыхай. Будем ночью гулять, под чёрной луной блин. 
- Идиот! Это не луна чёрная, а облачность просто! 
- Блять. Будем гулять под облачностью.. Так романтичнее, блин, - Глеб улыбаясь дожёвывал очередную порцию сладкого. Глаза лучились каким-то хмельным весельем. 
На небо совершали набеги небольшие кучевые облака.
Категория: АЛЁНА МАЙЕР (ФОНАРИК) | Добавил: lunni (09.08.2011)
Просмотров: 2002 | Теги: ВС_ГС, category_слэш, рейтинг_NC-17 | Рейтинг: 5.0/6
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Поиск