Понедельник, 25.09.2017, 19:48
Приветствую Вас Гость | RSS

|Глеб & Бекря| и Фанфикшн

Карта сайта

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 359

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Авторы » ИРИНА майн кайф? НИГМАТУЛЛИНА (Барон Иван Сергеич)

Выпавший снег никогда не растает
Автор: Ира Н. 
Название: «Выпавший снег никогда не растает» 
Категория: Слэш 
Жанр: Драма 
Рейтинг: PG - 13 
Размер: Мини. 
Комментарии: Отдельная благодарность за поддержку, помощь в выборе атмосферы и терпение выражается многоуважаемой Дмитриевой Даше :3. 
Музыка: Сплин – Бог устал нас любить. 
Статус:Закончен 

*** 

Мерный ритм движения отдается в висках и четко ощущаемой каждой клеточкой дрожью пробегает по всему телу, усыпляя бдительность и отяжеляя веки тех немногих людей, что в столь поздний час только-только возвращаются домой с работы или, может, из гостей, или из прочих мест не столь отдаленных. 
Мне кажется, будто всё, абсолютно всё вокруг осталось неизменным. Я смотрю на обшарпанные стены, обклеенные рваными объявлениями, и в памяти вспыхивает картинка из совсем недавнего прошлого. 
Место – именно этот трамвай. А вот и поручни, у которых мы стояли тогда, совсем по-мальчишечьи рисуя на запотевших окнах забавные рожицы, прислоняясь к надписи на стекле «не прислоняться!» и смеясь, смеясь искренне и безудержно. 
Да, я и не сомневаюсь, что всё было именно здесь. Четко помню эту размытую надпись на ободранной раме, эти дребезжащие стыки, даже это настолько уставшее, что переставшее хранить в себе черты личностные и эмоциональные, лицо кондукторши, смена которой приходилась, видимо, и на тот день. 
Память услужливо подбрасывает мне свои обрывки – четко и подробно, как будто это может хоть что-то изменить. 

Даже забавно, что именно в этот вечер, всего несколько часов спустя завершения церемонии судьба – или чья-то злая шутка?- занесла меня сюда, где всё, как мне кажется, пропиталось, пропахло тобой, где каждая черта сохранившегося в памяти образа имеет частицу тебя. Кажется, стоит только протянуть руку – и я дотронусь кончиками пальцев до твоей щеки, до контура так часто бывавших изогнутыми в веселой улыбке губ. 
Но всё это мне только кажется. 

Воздух вокруг сырой, промозглый и тяжелый. Серыми слоями он проникает сквозь дребезжащие стыки нашего трамвая и окутывает людей, словно тяжелое, отсыревшее одеяло. Никогда не думал, что в Калининграде может стоять настолько… петербургская, да, именно петербургская погода, хотя чего еще я мог ожидать? 
Всё это – неотъемлемая часть созданной нами же атмосферы. 
Будто бы раньше я обращал внимание на такие вещи, как погода. 

Люди – фантазеры по своей натуре. Стоит только дать им в руки пустой шаблон, как они моментально заполнят его деталями, и не факт, что детали эти будут хотя бы небольшой своей частью соответствовать истине. 
Например, когда какие-то незнакомые мне люди закрывали крышку твоего гроба, с меня вдруг спало охватившее до этого душу оцепенение, и словно разрядом ударила паника. 
Твоё лицо – белое, неестественно загримированное, но не переставшее от этого быть менее родным и любимым – в одно мгновение, последовавшее за характерным щелчком запирающейся крышки твоего последнего пристанища, как я с некой долей трагизма любил называть его про себя, исчезло из поля моего зрения. Как я осознал лишь позже – навсегда, но в те секунды мне было страшно совсем не поэтому. 
Мне вдруг показалось, что всё идёт не так. Категорическая, если не роковая ошибка. 
Тебя нельзя было хоронить так, как это делали мы. 
Ты не хотел, не хотел, не хотел, чтобы твоё тело после смерти гнило в сырой почве, чтобы уже через пару лет то, что я так любил, превратилось в склизкую и омерзительную массу, чтобы ты остался навеки прикованным, пускай даже обыкновенной кучкой праха, коих на земле миллиарды, к этому тоскливому и до уныния однообразному месту! 
Сжечь, а пепел пустить по ветру, как нередко делали с ушедшими в старину – прекрасный, на мой взгляд, обычай. И даже сейчас, давно справившись с охватившей меня тогда паникой, я твёрдо уверен: если бы у тебя был выбор, ты бы согласился со мной, не колеблясь ни секунды. Разве мы умираем не ради того, чтобы получить, наконец, истинную, не стесненную ничем и никем свободу? 
Но в те минуты мыслить здраво я был неспособен. Мне хотелось взвыть, оттолкнуть от гроба всех этих людей, среди которых лишь четверть, не более, искренне скорбела твоим уходом, и сделать всё прямо перед ними по-своему. По-нашему. 
А они всё смотрели безразличными глазами на то, как рушатся, засыпаются свежими и тяжелыми комьями земли все наши прежние стремления, планы и надежды. 
Они с щемящим душу хладнокровием наблюдали за отправлением в свой последний, в один конец, путь человека, без которого жизнь разом переставала быть той жизнью, что мы знали, помнили и любили. 

Даже воспоминания покрылись слоем пыли, и яркие, прежде такие четкие образы стали не более чем старыми, пожелтевшими от времени фотокарточками в давно забытом в секретере альбоме. 

Сейчас, прокручивая в голове, подобно киноленте, те минуты, я понимаю, что наибольшую боль мне причинила не столько твоя смерть – она-то просто выжгла меня изнутри, не оставив ничего из того, что могло бы болеть, - сколько отношение к ней всех тех людей, что сидели большой, галдящей толпой на твоих поминках, словно это были и не поминки вовсе, а полная пьяного веселья свадьба. 
Не хватало лишь жениха, невесты и тамады. 
Ну что ж. «Ты будешь мертвая принцесса, а я – твой верный пес». 
Пускай так, я был не против. 
Жених и тамада в одном лице – что могло завести эту толпу больше? 
-Привет, меня зовут Глеб,- я встал, обращая на себя внимание всех тех, кто вел светские диалоги и давно уже не обращал внимания на обстановку,- меня зовут Глеб, и мы с Костей, знаете, трахались. Но я его любил и точно могу сказать, что вы и наполовину не знали его настоящего, и потому всё, что здесь сегодня прозвучало – не более чем бред собачий, а вам могу пожелать от всего лишь свалить отсюда куда подальше. Желательно – прямо сейчас. Заранее спасибо. 

Они все замерли и раскрыли в ошеломлении рты, а я всё стоял, не отводя взгляда от твоего большого фото в узорчатой рамке на стене, и улыбался вместе с тобой. 
Я знаю, если бы ты был тогда рядом – мы посмеялись бы над ними вместе. 

~Конец~
Категория: ИРИНА майн кайф? НИГМАТУЛЛИНА (Барон Иван Сергеич) | Добавил: lunni (02.08.2011)
Просмотров: 646 | Теги: category_слэш, рейтинг_PG-13, ГС_КБ | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Поиск