Суббота, 16.12.2017, 04:20
Приветствую Вас Гость | RSS

|Глеб & Бекря| и Фанфикшн

Карта сайта

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 360

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Авторы » ХАННА

Стёкла
Автор: Ханна. 
Бета: Алёна Майер (Фонарь) 
Название: «Стёкла» 
Категория: слэш. 
Пейринг: Вадим, Глеб, Глеб/Костя *запутано всё тут, товарищи. 
Жанр: angst, romance 
Рейтинг: PG-15 
Описание: 
Предупреждение: слэш, кровь, ебля, инцест, ну вы ж занете, мат и прочее, и прочее, и прочее. 
Статус: закончен. 

Вадим сидел уже в привычном крепком дыму, которым уже сам еле мог дышать. Даже сил напиться не было и плакать уже не хотелось… 
«Зачем зачем зачем, зачем. Зачем я решил это посмотреть? Что бы убедиться, что ему без меня лучше? Что он наконец-то меня забыл и живет себе в кайф.» 
Пол пачки уже не было, было только мучительно плохо и, что ли, все равно уже ничего не волновало. 
Он уже успел мысленно проклясть себя за то, что включил концерт Матрикса. 
Дело было не в музыке как таковой, он не мог смотреть, что его брат счастлив без него. А еще не мог видеть то, что люди поддерживают Глеба с его мировоззрениями. 
С его политическими взглядами. А он, как последний идиот пытается что то изменить в политике, но не может, хоть и находиться к ней в беспосредственной близости. 
«Да, да, да, Глебушка. Я - герой башка с дырой. Ты прав, они мутированы властью. А я сосу у них и думаю, что что то изменю, что что то смогу. Это так..» - Вадим опустился на пол перед монитором, но так и не выключал концерта. А больнее всего было смотреть на то, как изменился Глеб: движениями, манерой поведения, мимикой. 
«Где тот милый, наивный, верящий в будущее, просящий у мамы книги, которые потом на кухне за чашкой чая так красиво пересказывал нам. Забавно склоняющий на бок голову с развевающимися кудрями, вечно показывающий всем язык. Смеющийся над моими ошибками в текстах во время концертов. Двигающий бёдрами во время исполнения так, что я забывал эти самые вышеупомянутые тексты. С такими розовыми щеками и пухлыми губами, веселый, хотя и через столькое прошёл, столько преодолел, стольких потерял… Но все рано находил силы улыбаться. 
А сейчас… Сейчас глаза другие, и руки. Раньше они не двигались так. Так, как будто жили собственной жизнью отдельно от Глеба. Такие, резкие что ли.. Вместо языка – фак. А вместо красной пижамы, патроны в браслетах и лак на ногтях и голове. Да, он стал меняться уже где-то лет 5 назад, но я не думал, что все зайдет настолько далеко. Я был уверен, что он очередной раз поиграет в свободу и новые идеи. А позже вернётся к прежнему. Но он словил совершенно другую идею жизни в отличии от меня. 
Мы начали ссориться. Глеб перестал даже разговаривать со мной, а группа начала молчать в направлении смерти. 
Мы стояли буквально на краю. Нашествие, там, ты всем видом показывал что не хотел стоять со мной даже не сцене, что уж там говорить об остальном. 
Но это все распалось окончательно раньше, когда в группу пришел он. Это всё он. Виноват. Да, к времени начала прощального тура мы нашли новых музыкантов. Я сразу увидел, что он тебе понравился. Поверь, это было вполне заметно, хотя ты мне обещал. Ты же обещал что будешь верен только мне, хотя тебе было уже наплевать на все свои обещания, обращённые ко мне. Меня уже не было в твоей жизни» 
На песне посвящённую Еве Браун, Вадим не выдержал смотреть на то как он, то есть Костя прижимается к его Глебу. Да, пусть Агаты нет, пусть они почти не общаются, но это был его Глеб. Нет, его Глебушка, маленький, как тогда, когда они еще были счастливы. 
Ненавижу! 
Истерика подкралась медленно и охватила Вадима, делая его неуправляемым, даже наедине с самим собой. 
На пол полетел стакан. Увидев осколки, Вадим уже неуправляемыми руками взял самый большой из них и провёл по руке. Алая нить потекла на пол. 
И тут он услышал странный звук, который несколько отвлёк его от созерцаний собственного безумия. Находясь в совершенно невменяемом состояние, он не сразу понял, что это звонки в дверь, которые не прекращались уже минуты две. Попытался встать и пройти к двери, но с первым же движением, упал на остатки стакана и потерял сознание. 

Глава 2 

"И что я ему скажу? Привет, братик, у меня проблемы и я вдруг решил о тебе вспомнить после того как мы уже столько лет не общались! Зашибись, блять.. Окурок упал на землю, Глеб достал новую сигарету, подкурил.» 
Вечерело. По улице, по знакомому до боли городу и по такому любимому для себя адресу шел Глеб Рудольфович. 
«А если он меня и видеть не захочет? И на порог не пустит? Это я виноват во всем. Ну и что, теперь же мне по*уй на его взгляды.. Только бы он простил, хотя еще на недавнем концерте я пел «Дыру» с ненавистью думая о нём, хах. Хотя нет, я не ненавидел, я не могу его ненавидеть. Просто было очень больно от того, что он не воспринял, не поддержал мои политические взгляды. 
А потом, как-то резко и даже несколько неожиданно в группу пришел он. Такой юный, белый, чистый на вид, как ангел. Костя. 
Жил по правилам, был всегда аккуратен - полная противоположность мне. Я был практически буквально убит детской невинностью его фарфорового личика. 
После, когда я начал с ним общаться, оказалось, что мозги у него были вовсе не кукольные.. 
Поэтому так. 
Прости, Вадечка, я обещал, что всегда буду с тобой, возможно этого ты уже и не помнишь. А ведь тогда я искренне обещал, и даже искренне верил, в то, что так и будет. 
Сначала с Костей все было отлично. Мы близко сдружились, стали вместе отдыхать после концертов. 
Однажды, в очередной раз, когда мы так отдыхали в отдельном номере, я начал вдруг, рюмки после шестой, рассказывать как мне плохо, как я страдаю от того, что единственный человек, которому я был дорог – Вадик – уже не сможет общаться со мной как раньше. 
Слишком много дров наломано. Бекрев тогда сказал что я не прав, что он тоже меня любит, и что он если и не сможет, то хотя бы постарается своим присутствием заменить мне брата. 
Костя пытался утешить меня словами. Но когда увидел моё неспокойное лицо, видимо от алкоголя, а может и от чего другого, перешёл к действиям. Его губы сладко, чуть не уверенно, накрыли мои. Клянусь, я не ожидал от него инициативы, слишком невинен был на вид этот молодой человек, но он нашёл своим языком мой. Несмотря на моё нетрезвое состоянии я не переставал хотеть его, а количество выпивки только развязало те желания, которые скрывал я даже от себя. 
Я решил не действовать поспешно, особенно учитывая, что инициатором был всё же не я и наслаждался каждой секундой поцелуя. Язык Кости то бегал вдоль моего, то очерчивал контур губ, то проходил по зубам и сплетался с моим в причудливом танце. 
Минут через пять, Костя оторвался от моих губ и перешел на шею, а позже уже на грудь, рывком стянув с меня рубашку. Он ласкал языком соски, от чего я уже спустя несколько секунд, дрожал в лёгком экстазе. Почувствовав это, Костя захотел двинуться дальше, и начал расстегивать ремень моих брюк. При этом делал это нарочито медленно, ожидая от меня хоть какой-нибудь реакции. Видел, что возражения с моей стороны не последует. Да и какое вообще могло быть возражение в такой ситуации, если он, возбудил меня до такой степени, что я уже давно бы грубо изнасиловал его, если бы не хотел, чтобы всё было обоюдно и по общему желанию. 
Он проводил по моему члену сначала рукой, потом спустился ниже и неуверенно начал ласкать его языком. Было видно, что он никогда раньше не делал ничего подобного, но изо всех сил старался угодить мне. Но я хотел большего, желание всё-таки такая штука.. Сами понимаете. 

- А давай я тебя раздену, Костенька? Согласись же, нечестно как то, что я один тут раздет. 
И теперь уже я снимал с него футболку, покрывая его нежную грудь поцелуями. Потом расстегнул ремень и стянул с него джинсы, мысленно восхитился его волшебным телом. 
- Костенька, если ты готов, то обопрись руками о стол. 
На секунду в его глазах промелькнул страх, но возбуждение и интерес, видимо подавили нерешительность и стеснение и он слегка покраснев, выполнил мою просьбу. 
Сначала я целовал его шею и спину, чувствуя сильную дрожь проходящую по телу, то ли от страха, то ли от возбуждения. Потом я начал медленно водить рукой по его возбужденному члену, от чего Костя издал довольный, неуверенный стон. Я решил, что уже подошло нужное время, и стал медленно входить в него. Костя закричал и попытался отстраниться, но я крепко держал его, одновременно успокаивая. Когда я полностью в него вошел, на щеках этого невинного ангела проявились влажные дорожки. 
- Тише, не плачь, Костенька, сейчас всё пройдет, всё будет хорошо. Сейчас привыкнешь и уже не будет такой боли.
Костя начал успокаиваться, так как боль отступала медленно смешиваясь с наслаждением, и я начал понемногу в нем двигаться. Он изо всех сил пытался не кричать и разрешал себе только стонать если я двигался в нём очень резко. Вскоре боль совсем ушла и кайф стали получать мы оба. Я всё увеличивал темп и Костя уже начал помогать мне, двигаясь навстречу бёдрами. Спустя некоторое время я довел и себя, и Костю до максимального возбуждения. Впервые за то время, что я не был с Вадиком у меня был такой оргазм. Мы кончили почти одновременно и обессилено упали на кровать. 
После этого я уже не думал о Вадике с той дикой болью, которая была до этого, а с Костей у нас началась, непривычная для меня, но всё же приятная жизнь влюблённой пары. 
Но Нашествие стало для меня испытанием. До этого я уже успел смириться с мыслью, что Вадима больше не будет в моей жизни, и пытался всячески избегать брата. 
Всё было хорошо, до того момента, как Костя пришёл и заявил мне, что уходит, что он устал от того, что я до сих пор шепчу во сне, пусть и неосознанно, имя брата, что я храню наши с ним общие детские фото, пересматриваю их в моменты тоски, хотя в принципе это было неудивительно, учитывая, что мы всё-таки вместе росли, да и фамилия у нас одна, Я пытался ему объяснить, что не так то просто выбросить из головы сорок лет жизни, но Костя оказался, слишком ревнив. Он ушел. 
И вот, я иду к тебе, моя последняя надежда, Вадик. 
За мыслями дорога прошла незаметно, и вот уже Глеб стоял перед дверью брата. Он нерешительно позвонил в дверь, несколько минут никто не открывал. Решив подождать Вадика внутри, Глеб открыл дверь старым ключом, который хранился у него уже лет шесть. 
«Даже замки не поменял…», пронеслось в голове у Глеба. Он разулся в прихожей и хотел было пойти на кухню, налить себе кофе, освежиться в конце-концов, но его взгляд скользнул по комнате и он в ужасе остановился.
Вадик, Вадик.. Родной мой.. 
В голове проносились страшные мысли, которые никак не желали рассеиваться самостоятельно. Выйдя из оцепенения, Глеб бросился к брату, который лежал на полу в крови. Осколки разбитого стекла, крошились с неприятным хрустом на более мелкие частицы, у него под ногами. 
Первым делом, Глеб проверил пульс, мысленно поблагодарив всевышние силы - пульс был. 
- Вадик! Вадечка! 
Глеб пытался привести брата в чувство. После нескольких тщетных попыток привести брата в сознание, Глеб осмотрел его руки и заметил множество мелких царапин, не считая двух крупных порезов. 
Перетащив Вадима на диван, Глеб направился на кухню в поисках бинта, ножниц, спирта и таблеток.. Даже не смотря на то, что в последний раз, он был здесь достаточно давно, всё необходимое было найдено. 
- Вадик, Вадик.. Прийди в себя.. Прошу. 
Глеб продезинфицировал и забинтовал руки брата, после чего решил прибраться. 
Заметив на столе в кухне открытую бутылку алкоголя, Глеб решил, выпить немного, чтобы привести свою голову в относительный порядок. 
Он налил себе виски и, размышляя над происшествием, не заметил, как медленно, глоток за глотком, осушил уже третью рюмку. 
Спохватившись, Глеб достал веник, пошел в комнату и аккуратно смёл стекло в мусорное ведро, и протер пол тряпкой, стараясь ликвидировать мелкие осколки. 
Вадик все это время неподвижно лежал на диване. 
Заметив, что возле стола остались кусочки стекла, Глеб подошёл к ноутбуку. Заметив, что на экране горело прямоугольником приостановленное видео, он нажал на кнопку возобновления, надеясь, что это хоть как-то проявит ситуацию. 
Минуты две понаблюдав за происходящим на экране, Глеб вернулся на кухню и снова наполнил бокал виски. 
"Зачем же он это смотрел? Возможно он ещё не забыл обо мне, и есть надежда, что желанное примирение наступит.. Бекрев же ушёл.. И как же группа?.." 
С такими мыслями, допив бутылку до конца, Глеб, придерживаясь за стены, добрёл до дивана на котором лежал Вадим, и опустился на колени. 
- Боже, как я люблю эти волосы.. - Глеб проводил рукой по спутанным кудрям брата, кончиками пальцев по губам, любовался его лицом. 
Спустя некоторое время алкоголь и усталость взяли своё, и он, решив, что не помешает спящему брату, прилёг рядом и заснул, обнимая Вадика. 
Сон был рваным, противным и одновременно липким до ужаса. Хватало, тащило вниз и Глеб уже где-то совсем рядом, буквально кожей, чувствовал сырую землю. 
Кошмар прекратился, спустя несколько мучительных часов. Кошмары ему снились с тех пор, как ушёл Костя.. 
Осмотревшись по сторонам, он вспомнил где находиться и понял, что провёл с Вадиком всю ночь. 
Вадик лежал рядом, так же как и пару часов назад, когда они засыпали.. 
- Зачем же ты так, Вадечка?.. - стараясь не потревожить брата Глеб соскользнул с дивана. Накрыв Вадима пледом, Глеб направился на кухню в поисках еды. 

В течении получаса, утолив голод яичницей, Глеб уселся на стул, выдыхая дым от только что прикуренной сигареты, в окно. 
С дивана послышался тихий стон. 
Затушив окурок о подоконник, Глеб подбежал к дивану на котором Вадим пытался понять где он, кто он и зачем он.. 
- Глеб? - Вадик похлопал глазами, решив что это глюк. 
Сам Глебсон ожидая, что брат в любой момент может выставить его за дверь, решил не прыгать ему на шею, как бы ему этого не хотелось, и ровным голосом пригласил Вадика завтракать. 
Вадим уже привык к тому, что всю его жизнь Глеб появлялся по непонятным обстоятельствам в неожиданных местах, поэтому решил поесть, раз уж его позвали, а потом задать ему все вопросы, о том, что было вчера, и почему у него саднит рука. 
Вадим отпил кофе из предложенной чашки, головная боль понемногу уходила. Туман в голове прояснялся. 
- Глеб! - тот поднял на него невинные глаза, - Какого черта ты здесь делаешь? – практически ровным голосом спросил брат. 
- Я пришел вчера.. А ты там.. На полу. Ну вот как то так.. - слегка заикаясь Глеб, стараясь заглушить разговор, промычал что-то запивая кофе. 
- То, что ты пришел я вижу, и за заботу спасибо, но зачем ты здесь? – Вадик уже готов был орать, но пытался говорить с ледяным спокойствием. 
Неожиданно для себя он увидел в глазах Глеба слёзы.. Тот, обхватив руками голову, начал рассказывать, как ему плохо и как он хочет вернуть себе Вадима и не потерять группу из-за ссор с Костей, и как он одинок последнее время. Возможно язык ему развязали отголоски вчерашнего алкоголя, а возможно он просто устал.. 
Вот как-то так, Вадик, – закончил свой монолог Глеб. 
Вадим поднял на него глаза, - И ты хочешь, чтоб я вот так просто тебе все простил? После того, до чего ты меня доводил… Когда уже почти смирился что ты там со своим клавишником? 
Наверное.. - ответ младшего брата ввёл Вадика в уже такое привычное для него бледное бешенство. 
Минут через пять возмущенных криков, которые закончились словами «Да ты хоть понимаешь, как мне было?!?!» Вадим опустился обратно в кресло и закрыл руками лицо. 
Глеб осторожно подошел к нему, присел рядом с креслом и неуверенно положил руку ему на плечо. Состояние Вадима его пугало, но попытку его успокоить всё-таки стоило применить. 
- Вадик, мне тоже было плохо, - начал Глеб, но тут поморщился, ощутив удар ладони на правой щеке и привкус крови на губах. Из-за еще не прошедшего похмельного состояния, Глеб не удержался на ногах, и ударился спиной о кухонный стол. 
«Боже, что же я делаю.. » промелькнуло в голове Вадима. Он был очень рад видеть Глеба, он никогда, ни на минуту, не переставал его любить и ждал когда он придет просить прощения.. Но когда Глеб, его родной Глеб начал в какой-то степени жаловаться на ситуацию которую он же и спровоцировал… 
Поднявшись со стула, Вадим осторожно обнял брата, стараясь не причинить ему дальнейшей боли. 
- Да, братишка, ну и психика у тебя, то бьешь и орешь, то обниматься лезешь, - Глеб ожидал гораздо более бурной реакции, поэтому, почувствовав, что вместе с ударом ушла и вся злость Вадима, выдохнул и прижался к нему. 
- Ты тоже хорош.. - почти успокоено сказал Вадик, осматривая Глеба… 
Хоть ничего серьезного… Сейчас принесу что то, подожди… Вадим пошел искать что-то, чем можно обработать разбитую губу брата и вскоре вернулся со спиртом и ватой. 
Увидев это, Глеб болезненно поморщился. 
- Глеб, ну потерпишь немного, не маленький, - сказал Вадик несколько неуверенно - лицо брата вселяло жалость. 

Вадим, смыл кровь с подбородка и приложил вату со спиртом к губе брата, осторожно дуя на нее, когда Глеб болезненно стонал. На спине и затылке, которыми он ударился о стол, проявлялись синяки. 
- Глебушка, ты как дитя малое, - сказал Вадим, снова прижимая к себе Глеба, плечи младшего брата слегка дрожали. 
- Боже, как же я рад, что ты меня простил, - Глеб снова плакал, уткнувшись в рубашку брата.. Тот успокаивающе гладил его по голове. 
- Все будет хорошо, Глебушка, все теперь будет хорошо… 
- Глебка, давай встанем с пола, холодно, а я не хочу, чтоб ты потом заболел, – Вадим сидел и обнимал брата на полу уже минут двадцать.. 
Они сели допивать кофе, глядя друг на друга с былой нежностью и любовью. Первым не выдержал Глеб.. 
- Вадь, пошли в комнате посидим, диван там.. - он закашлялся, - Мягкий.. 
Диван так диван, – Вадик с легкой улыбкой пошел вслед за братом в комнату. 
Сев на диван, Глеб зарылся руками в волосы Вадима, который стал аккуратно целовать уголки его губ, стараясь не причинить боли вдобавок к недавнему удару. 
- Вадик, ну поцелуй уже меня нормально, плевать на губу.. Перетерплю как-нибудь. 
Вадик оторвался от шеи Глеба, – Нет.. Давай я тебя лучше не в губы поцелую. 
Вадим стал поцелуями спускаться сначала по груди, а потом по животу брата, и , наконец то дошел до штанов… Глеб уже был очень возбужден, и Вадим, сняв с него брюки, стал ласкать член языком, сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее, принося Глебу неизмеримое удовольствие, проводил языком сначала вокруг головки, а потом вдоль всего члена, охватывал губами, от чего Глеб выгибался и стонал. Через некоторое время, Глеб издал довольный стон, а Вадик почувствовал во рту тягучую жидкость. Облизав губы он снова стал целовать тело брата, который от возбуждения и кайфа царапал отросшими ногтями спину и плечи.. 
- Не терпится, Глебка? - Вадим хмыкнул, расплываясь в незаметной улыбке. 
- Вадик, не тяни.. – Глеб повернулся к брату спиной. 
- Ну если ты так просишь.. Я тебя столько ждал!.. 
Вадик осторожно целовал шею и спину Глеба, обходя места удара о стол, за что Глеб был очень благодарен, ввиду несколько болезненных ощущений.. 
Медленно покусывая его шею, Вадим используя лёгкое замешательство Глеба, вошёл в него, от чего тот, судорожно схватился руками за простынь. 
- Вадик, я уже снизу года три не был, полегче! - Глеб поскуливал упираясь носом в подушку. 
Когда амплитуда скорости была уже очень высока, Вадик сделав пару резких движений и издав приглушенный рык, кончил. Еще пару минут они молча лежали, пытаясь отдышаться. 
- А Костя? - Глеб боязливо покосился на тяжело дышащего брата. 
- Разберёмся.. Но позже.. - Вадим осторожно поцеловал Глеба в губы, накрывая его простынёй, - Чуть позже. 
Глеб кивнул, устраиваясь на плече Вадима. 
- Ага.. 

~Конец~
Категория: ХАННА | Добавил: lunni (02.08.2011)
Просмотров: 1041 | Теги: category_слэш, рейтинг_PG-15, ГС_КБ, ВС_ГС | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Поиск