Воскресенье, 19.11.2017, 00:32
Приветствую Вас Гость | RSS

|Глеб & Бекря| и Фанфикшн

Карта сайта

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 360

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Каталог статей

Главная » Статьи » Авторы » МАША ХАРРИСОН

Поцелуи
Название: Поцелуи
Автор: Маша Харрисон
Пейринг: Вадим/Глеб
Таймлайн: 1971-2011
Размер: мини
Рейтинг: PG-13
Саммари: идея принадлежит моей хорошей знакомой, ей ура и бесконечные признания в любви

Поцелуй #1 
Вадиму - семь лет, Глебу - полтора года

- Вадим! - позвала мама. Вадим оторвался от своих тетрадок, в которых, тщательно закусив губу, рисовал палочки, и подошёл.
- Чего?
- Отнеси Глебушку в кроватку, - она протянула ему младшего брата, закутанного в полотенце. Глеба только что выкупали, он был весел и доволен жизнью, поэтому сразу потянулся к Вадиму, обхватывая его цепкими мокрыми руками за шею. На его длинных ресницах блестели капли воды, от его волос вкусно пахло шампунем, он был очень тёплый. Вадим любил носить на руках младшего брата именно из-за этого ощущения живого тепла в своих ладонях. А когда Глеб ещё смеялся и сам просился к нему на руки, к горлу семилетнего Вадима вообще подступали слезы, и ему не хотелось больше никогда-никогда обижать Глебушку. И он брал его на руки, играл с ним, но через несколько минут настроение Глеба менялось, он дергал Вадима за волосы, или рисовал в его тетрадках, и Вадиму снова не хотелось видеть этого мелкого. Ровно до следующего раза, когда Глеб неуверенно подойдет к нему - ходить он научился не так давно, - и протянет вверх руки, просясь, чтобы Вадим поднял его.
Удобнее перехватив Глеба, Вадим понёс его в комнату. Он всё-таки был достаточно тяжелым для семилетнего ребенка, и Вадим недоумевал, как же мам умудряется ещё что-то делать на кухне, когда у неё на руках сидит такой тяжёлый Глеб. Посадив младшего в кроватку, он с облегчением выдохнул. Осталось только одеть его в пижамку. 
Махровая пижамка с красными уточками на ней, никак не хотела одеваться - Глеб веселился, вертелся, кофта задиралась на его мокром пухлом животе, и Вадим потратил очень много сил и времени, прежде чем Глебушка оказался одетым и встал в кроватке, крепко держась ручками за перила - так его голова оказалась прямо напротив головы Вадима, и Глеб лукаво взглянул на него огромными голубыми глазами. Вадим состроил ему рожицу, младший звонко рассмеялся. В комнату вошла мама:
- Вадим, какой ты молодец, - она подошла к тумбочке, выдвинула ящик и стала что-то там раскладывать, - Глебушка, поцелуй Вадика.
Сентиментальная мама пару дней назад научила младшего сына целоваться и теперь старалась закрепить в нем этот навык, используя каждый удобный и неудобный случай.
Глеб, звонко чмокнув губами, прижался своей мокрой щекой к щеке Вадима и засмеялся. Вадим смущенно улыбнулся и погладил его по ладошке, хотя хотелось крепко-крепко обнять Глеба.

Поцелуй #2
Вадиму - десять лет, Глебу - пять.

- Да не бегай же ты за мной! - в сердцах выпалил Вадим. 
Во дворе сейчас происходила увлекатейнейшая игра в прятки, непризнанным чемпионом которой Вадим считался. Он мог так спрятаться, что его всегда находили последним, а иногда и не находили вовсе - бегали по двору, кричали, что сдаются, и тогда Вадим вылезал сам, уличая момент, когда все отвернуться, чтобы не выдавать своих тайных убежищ. А вот сегодня за ним увязался Глеб, и каждый раз, когда можно было убегай, бежал след в след за братом, и прятался там же, где и он. Сидеть тихо он не умел, у него все время что-то чесалось, все время он чихал в самый неподходящий момент, то муха прилетела, то страшно ему здесь... Попасться водящему с таким хвостом - легче легкого, тем более, что мама одела Глеба в яркую красную футболку.
- А что мне делать? - на бегу спросил Глеб.
- Прячься сам! - Вадим оставил его, а сам опустился на корточки и пополз за колесо стоящего во дворе грузовика. Глеб попытался было за ним, но Вадим помотал головой: 
- Сам ищи, где прятаться!
Глеб растерянно постоял, почесал одну ногу об другую и растерянно побрел по двору. Вадим прекрасно видел его из-за колеса. Вот он подошёл к зарослям высокой травы, пополз туда, присел.
Красная футболка среди двух-трех зеленых стеблей, ой дурак...
Вадим уже хотел вылезти из-под грузовика и пойти помочь Глебу хорошо спрятаться, но услышал звонкий голос:
- ...пять, я уже иду искать! Кто не спрятался, я не виноват! - и стук сандалий по асфальту. Он затаился, ожидая худшего.
Худшее пришло незамедлительно:
- Глеб, ты водишь!
Подходя к ребятам, чтобы снова разбежаться, Вадим увидел растерянные глаза Глеба.
"Если он сейчас никого не найдёт, я нарочно вылезу", - решил он. И спрятался совсем не стараясь. Найти его смог бы кто угодно.
- ...не сплятался, я не виноват! - выкрикнул Глеб. И побрел по двору. Обернулся, покрутил головой. Явно он даже не предполагал, куда можно пойти, где можно кого-то искать. Вадим высунулся из своего укрытия. Глеб увидел его. Долго и непонимающе смотрел на брата. Вадим показал на себя. Глеб помотал головой и пошёл дальше.
В конце концов, он даже кого-то нашёл.
Когда пришло время опять прятаться, Глеб побежал за Вадимом. Потом что-то вспомнил, вдрогнул и отошел на шаг. Вадим протянул руку и сжал ладонь младшего в своей:
- Я знаю хорошее место.
В высоких зарослях было тепло, пахло горькой полынью и пылью. Вадим уселся прямо на землю, притянул Глеба к себе на колени.
- Ты... - сказал он, - Ты теперь прячься вместе со мной.
Глеб кивнул головой:
- Я тебе не мешаю?
- Нет, - Вадим качнулся вперед и коснулся губами его шеи, там где светлые волосы Глеба начинали виться. Поцеловал и крепче притянул брата к себе.
С этого дня все ребята во дворе говорили, что Вадик и Глеб защищают друг друга в играх. Вадим и Глеб хором это отрицали, но как только начиналась игра, они снова хитро глядели друг на друга и играли против всех. Вдвоем против всех.

Поцелуй #3
Вадиму - шестнадцать, Глебу - десять.

За окном шёл снег. Глеб сидел под елкой и задумчиво жевал шоколадку. Под новый год количество шоколада в доме внезапно вырастало до "обожраться", а потом столь же внезапно сходило на нет. 
Вадим на диване, кусая карандаш, сочинял стихи. Рифма на ум не шла. 
- Что ты делаешь? - спросил он у Глеба, надеясь, что если отвлечется, нужная строчка придёт сама.
- Ем, - пожал плечами Глеб, глядя куда-то в темно-синее небо за окном.
- Нечего делать?
- Угу. А ты что делаешь? Уроки?
- Да нет, - Вадим вдруг решил признаться Глебу в том, о чем не знал пока никто. Младший брат его любит, Вадим в его глазах - авторитет, он не станет над ним смеяться, - Знаешь, я тут стихи сочиняю, никак закончить не могу.
- Стихи? - подозрительно взглянул на него Глеб. Поэзия в третьем классе ограничивалась несложным Пушкиным, Есениным и Маяковским - либо про природу, либо про любовь к Родине. Понять, что привлекательного может быть в стихотворениях, Глебу пока было не дано, Вадим это понимал. Что же, это хороший повод показать младшему брату, какие бывают стихи не о бесконечных просторах.
- Хочешь посмотреть?
Глеб подошел, уселся рядом и заглянул в тетрадь. Вадим положил её так, чтобы брату удобнее было читать.
- Здесь закончить не можешь? - палец Глеба уперся в конец строчки.
- Да. Есть идеи? - просто от нечего делать спросил Вадим. Какие идеи у десятилетнего пацаненка?
- Про...протоптанный розовый снег, - пробормотал брат себе под нос.
- Чего? - взглянул на него Вадим, - Почему протоптанный?
- Тропинка.
- А розовый?
- Закат, - вскинул на него Глеб глаза, - Вчера снег был розовый. 
- Ну да, - Вадим внимательно глядел в ровные строчки стихотворения на клетчатом листе бумаги. Его снег, конечно, будет розовый от крови, а не от солнца, но всё равно... - Глебка, ты молодец! - он прижал брата к себе и чмокнул в шоколадные губы.
И кто знал, что через пару лет Глеб будет писать стихи гораздо быстрее Вадима.
Поцелуй #4
Вадиму - восемнадцать, Глебу - двенадцать.

- Мне пора, - закатила глаза девушка.
- Конечно, - Вадим поцеловал её.
- Нет, ну действительно пора!
- Да-да.
Расстались они только через полчаса. Отходя от подъезда, в котором скрылась его любовь, Вадим вздрогнул - в луче фонаря вдруг появилась фигура Глеба.
- А ты что тут делаешь?
- Гуляю, - отозвался Глеб. Действительно, его колени и локти были в снегу - с горки шёл, наверное.
- Ну ясно, - сглотнул Вадим. - Поздно уже, пойдем домой.
По улице они шли в полном молчании. Глеб на пару шагов отстал от старшего брата и сверлил глазами его спину.
Вадим это знает. Глеб уже давно понял, что Вадим это знает. Что-то, что происходит между девушками и юношами. Глеб знал, что это существует, что это - что-то важное, хотя и не понимал, что это собой представляет. Что-то запретное и непреодолимо влекущее, оно одновременно и вызывало отвращение и пробуждало любопытство. И вот подтверждение, что Вадим знает. И так странно чувствовать себя за бортом, Глеб привык, что с детства всё поровну и одинаково.
- Вадик, - позвал он, когда они уже стояли под козырьком подъезда.
Вадим обернулся:
- Чего?
Глеб приподнялся на цыпочки и коснулся губами его губ, поддаваясь какому-то временному помешательству. Вадим поцеловал его в ответ, раздвинул языком его губы, крепче прижимая брата к себе. 
Глеб, до конца не понимая, что происходит, закинул руки ему на шею, поднимаясь на цыпочки, чтобы это не прекращалось, пока он не поймёт. 
Вадим резко отодвинул его от себя и принялся рыться в карманах в поисках ключей.
- Я,- сказал он, глядя куда-то в бок, - Ты... - он закашлялся, так ничего и не сказал, махнул рукой и скрылся в темноте подъезда. Глеб поспешил за ним,облизывая губы и стараясь сохранить в памяти то, что сейчас произошло.

Поцелуй #5
Вадиму - двадцать два, Глебу - семнадцать

- Глеб...
- Чего? - Глеб вздрогнул. Кажется, Вадим разбудил его, - Что? - повторил он, погружая ладонь в мягкие волосы Вадима. Они вдвоем лежали на кровати Вадима в общежитии. Все соседи по комнате разъехались на каникулы по домам, это был прекрасный повод позвать Глеба в гости. Глеб лежал на подушке, Вадим положил голову на его живот. Вокруг было темно и тихо. 
- Мы же братья.
- Да, - согласился с ним Глеб, - Это очень неожиданно.
- Как называется то, чем мы занимаемся?
- Не знаю, - Глеб пожал плечами и зевнул.
- Но ты согласен, что это неправильно?
Глеб перестал гладить его по волосам.
- Ты хочешь это прекратить?
- Нет, - помотал головой Вадим, - Просто... 
- Вадик, - Глеб уселся на кровати. Лежать на матрасе было неудобно, и Вадим тоже поднялся, - Да будь это хоть трижды неправильно, мне с тобой хорошо, и плевать, что думают остальные.
- Ты уверен?
- Да, - кивнул Глеб, притягивая его к себе и крепко целуя в губы, - Забудь о них, - выдохнул он, - Они никогда не поймут, как это, им просто не дано, так зачем обращать на них внимание...
Вадим согласно кивнул, целуя его в ответ. Вот таким вырос его младший брат. Самоуверенным и решительным, не то, что он сам.
Поцелуй #6
Вадиму - двадцать восемь, Глебу - двадцать три.

Звук был таким громким. что кажется превратился во что-то осязаемое. На сцену тянулись тысячи рук. Струны резали пальцы, но зато как звучала гитара. Казалось, если бы не было этой боли в пальцах, в музыке бы тоже то-то пропало. Музыка же из этого и делается - их звука и боли. 
- Давай, Вадик! - весело выкрикнул Глеб в микрофон. Его голос, стократ усиленный техникой, разнесся по залу, толпа поддержала его криком и свистом. Пот застилал Вадиму глаза, но он давно научился считывать лады на ощупь. Гитара звучала, звучала верно. Где-то там был Глеб. Подбодренный его криком, Вадим ещё сильнее врезал пальцы в струны.
Открыв глаза, он понял, что Глеб прямо перед ним. Младший брат наклонился и осторожно, чтобы не задеть руки Вадима, чмокнул его в щеку. И тут же убежал к микрофону - должен был начаться припев. 
Люди в зале заметили этот поцелуй и радостно вскрикнули. Они обожали их. А они обожали только друг друга.
Искоса взглянув на Глеба, Вадим увидел, что тот смотрит на него. Улыбнулся и подмигнул брату.
Я люблю тебя. Господи, как я тебя люблю.

Поцелуй #7
Вадиму - тридцать шесть, Глебу - тридцать один

Алкоголь для него сейчас стал последним прибежищем. Много алкоголя. Днем спать, ночью пить, в промежутках писать стихи, потом рвать их и выбрасывать в форточку, потому что теперь всё ненужно и всё незачем. Теперь иначе никак. Он никогда не думал, что так может быть - без Сашки.
Где был в это время Глеб? Он не знал. Последний раз его видел на похоронах. Потом они разъехались в разные стороны, наверное первый раз за всю жизнь не сказав друг другу на прощание ни слова. 
Вадим видел, как Глеб плакал рядом с гробом, но не нашёл в себе сил даже подойти к брату. 
И что теперь делать, когда даже группа, в которой всегда была вся их жизнь, названа по инициалам Сашки? Продолжать? А как это продолжать без него? Да и не хочется, жутко не хочется ничего делать. 
Хорошо бы Козлов забрал его к себе.
Когда в дверь позвонили, он не пошёл открывать. Но позвонили ещё раз и ещё. За дверью стоял кто-то, кто очень хорошо его знал. Пришлось встать.
Глеб без приглашения прошел на кухню и опустился на табурет.
- Что мы будем делать? - спросил он.
- Я не знаю, - Вадим уставился в окно, - Делай ты, что хочешь...
- Вадик, - Глеб подошёл сзади и обнял его, скрестив руки на его животе, - Не говори так. Мне же... я же тоже его любил.
Вадим прикусил губу. Ему всегда казалось, что младший брат недолюбливает Сашку, ревнуя Вадима к нему. 
- И он... - Глеб за его плечом судорожно вздохнул, но сдержал слезы, - Он хотел, чтобы мы были вместе. 
Вадим промолчал.
- Я не справлюсь один, - шепнул Глеб, - Без Сашки и без тебя... - он помотал головой, щекоча кудрями щеку Вадима.
По лицу Вадима уже давно текли слезы. Он плакал первый раз со дня смерти Козлова. Наконец-то. Наконец-то он смог заплакать. 
- Вадик, - Глеб развернул его лицом к себе, крепко обнял и погладил по голове. Поцеловал в растрепанную макушку.
Вадим сжал его в обьятиях, не собираясь отпускать по меньшей мере весь вечер. 
Глеб, как ты мне нужен.
Поцелуй #8
Вадиму - сорок четыре, Глебу - тридцать девять

- Хватит! - выкрикнул Глеб. В ярости он ударил кулаком по столу, на пол полетели какие-то тескты и ноты, - Хватит, надоело!
- Что тебе надоело? - мрачно поинтересовался Вадим, снимая с плеча гитару - репетиции сегодня не будет, это понятно.
- Всё надоело! Ты надоел, "Агата Кристи"... Как меня достала "Агата Кристи"! Раз тебя не устраивают мои стихи, раз тебя не устраивает моя музыка - всё, давай это прекращать!
- Прекращать? Мы двадцать лет вкалывали, чтобы прекратить только потому, что тебе так захотелось?!
- Да захотелось, потому что это невозможно! 
- Ты пьяный?
- Как раз сегодня нет!
- Ладно, - вдруг сказал Вадим гораздо тише, - Давай прекращать.
Глеб хмуро на него взглянул.
- Давай только... Давай запишем последний альбом, попрощаемся. А потом... Потом хватит.
- Ладно, - кивнул головой Глеб.
А Вадим так надеялся, что он испугается и откажется. Ну ладно, раз так.
- Встретимся тогда через неделю, обсудим, что будем делать, - он уложил гитару в чехол, повесил её на плечо и отправился к выходу. Проходя мимо Глеба остановился, одной рукой притянул его за талию к себе и коснулся губами его вспотевшего лба. Младший брат дернул головой, вырвался.
Вадим так и не увидел слёз, застывших в глазах Глеба.
- Попрощаемся, - мрачно прошептал он и пнул разбросанные по полу листы.


Поцелуй #9
Вадиму - сорок пять, Глебу - тридцать девять. 

- Ещё совсем чуть-чуть
Немного поболит
И скоро все само пройдет...
Вадим прикусил губу, сидя за микшерским пультом рядом со звуковиком. Они пели эту песню на всех концертах, под неё рыдали фанаты, размазывая по щекам черные от туши слезы. Снэйк и Костя каждый раз, когда звучала эта песня, внимательно смотрели на братьев - неужели им всё равно?
Вадиму было всё равно. До этого раза, до последнего, когда Глеб пропел эти строчки не на концерте, а в студии. Они записывают последний альбом. Конец всё ближе.
Стянув с шеи наушники, Глеб подошёл к ним. Взял пачку сигарет, закурил, ни на кого не глядя. Вадим тоже на него не смотрел.
- Ты, - кивнул Глеб звуковику, - Выйди.
Парень послушно скрылся за дверью. Вадим удивленно поднял на Глеба глаза. Глеб наклонился и поцеловал его, сжав его виски в ладонях. Его губы пахли сигаретами.
Песню они в тот день так и не дописали - Вадим отказался, попросил всё перенести.
Он не мог петь. Душили слезы.
Поцелуй #10
Вадиму - сорок шесть, Глебу - сорок

Он поцеловал его. Просто поцеловал, даже не сказав, зачем пришел среди ночи, пьяный к брату, которого не видел почти два года. Поцеловал страстно и яростно, так, будто это было последнее, то он делает в жизни, так, будто за ним гнались и собирались убить, он повис на Вадиме, крепко обхватывая его руками за шею, прижался своими губами к его губам и ничего не говоря, просто целовал. 
Вадим провел рукой по его волосам, прижимая Глеба спиной к дверному косяку. Он пришёл, наконец он пришёл, пусть пьяный, пусть он завтра даже не вспомнит, что был здесь, он сейчас здесь.
- Вадик, - Глеб обнял его, складывая голову ему на плечо, - Вадик, ты мне так нужен...
- Я знаю, Глеб, - прошептал он в ответ, - Пойдем.
Темнота квартиры поглотила обоих.

Потом Глеба тошнило, он стоял на коленях перед унитазом, плакал, матерился, проклинал всех и себя в том числе, задыхался, всхлипывал, жаловался на свою бессмысленную жизнь, а Вадим гладил его вздрагивающие плечи и повторял, что все будет хорошо, что Вадим знает, как ему плохо, что он всё равно любит его, что не надо так переживать. Повторял, хотя сам не верил, в то, что говорил.
Потом Глеба рвало, он обессиленно лежал на ободке унитаза, а Вадим вытирал его щеки мокрым полотенцем и снова повторял, чтобы он потерпел, потому что всё будет хорошо.
Потом он отвел Глеба в ванную, помог ему умыться, смывая с его лица остатки слез, туши и рвоты, отвел его в спальню, и уложил на кровать:
- Поспи, Глеб, ты устал.
- Вадик, - Глеб положил свою ладонь на ладонь брата, - Ты останешься со мной?
- Да.
Вадим лежал рядом с ним и слушал его тихую исповедь. Слушал о том, как он не хочет жить, как ему плохо, как он кричит и разбивается, не понимая зачем, как каждый вечер он хочет умереть, а каждое утро не хочет просыпаться. Слушал, задыхался от жалости и целовал его в лоб, в щеки и в губы и снова повторял, что всё будет хорошо, хотя сам понимал, что вряд ли даже он уже может помочь.
Глеб заснул, а Вадим вылез из кровати, уселся на подоконник и закурил, глядя на тонкие черты лица младшего брата. 
Утром Глеб уйдет. Вадим это точно знал. Уйдет, не прощаясь и продолжит свой мучительный марафон, продолжит сражаться со всеми своими демонами.
Но когда они снова схватят его за горло, он вернется. И Вадим снова с готовностью встретит его.
А когда-нибудь они схватят его за горло особенно сильно, и он больше никогда не придет.

Категория: МАША ХАРРИСОН | Добавил: lunni (03.08.2011)
Просмотров: 1257 | Теги: category_слэш, рейтинг_PG-13, ВС_ГС | Рейтинг: 5.0/13
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Поиск